Login

Lost your password?
Don't have an account? Sign Up
Нарушение условий контракта о прохождении военной службы, позволило оправдать неявившегося на службу военнослужащего.

Нарушение условий контракта о прохождении военной службы, позволило оправдать неявившегося на службу военнослужащего.

Нарушение условий контракта о прохождении военной службы, позволило оправдать неявившегося на службу военнослужащего.Существенное нарушение при заключении контракта о прохождении военной службы с военнослужащим, проходившим военную службу по призыву, явились основанием для оправдания при неявке в срок на службу.

В контракте о прохождении военной службы с военнослужащим, проходившим военную службу по призыву, не был отражен срок, в течение которого военнослужащий давал обязательство проходить военную службу по контракту.

Учитывая, что к моменту начала неявки в часть подсудимый выслужил установленный срок военной службы по призыву, суд заключил об отсутствии в его действиях состава преступления, признав за оправданным право на реабилитацию.

Суд посчитал, что принцип презумпции единства прав и обязанностей при разрешении данного уголовного дела применим быть не может.

Один комментарий

  1. Admin

    П Р И Г О В О Р
    ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
    город Екатеринбург (Дата изъята)
    Екатеринбургский гарнизонный военный суд под председательством судьи Шаргородского И.Г., при секретаре Дубовой Е.А., с участием государственного обвинителя – помощника военного прокурора Екатеринбургского гарнизона майора юстиции Сагдеева С.М., подсудимого Л., защитника – адвоката Валевина А.В. в открытом судебном заседании рассмотрел уголовное дело по обвинению гражданина Л. (персональные данные изъяты) в совершении преступления, предусмотренного частью четвертой статьи 337 УК РФ.
    Судебным следствием военный суд
    У С Т А Н О В И Л:
    Согласно предъявленному обвинению с намерением отдохнуть Л. вопреки регламенту к 8 часам 30 минутам 10 июня 2009 года на службу в войсковую часть 00000 не явился.
    Проживая в Екатеринбурге, он праздно проводил время по своему усмотрению.
    20 августа 2009 года, как указано в обвинительном заключении, осознав противоправность деяния, Л. прибыл в часть и продолжил прохождение военной службы.
    Это бездействие подсудимого квалифицировано по части четвертой статьи 337 УК РФ.
    Согласно заключению следователя данное обвинение основывалось на признательных показаниях самого Л., явившегося после прибытия в часть с повинной в военный следственный отдел по Екатеринбургскому гарнизону, показаниях свидетеля А., сообщившей следователю при допросе, что в июне – августе 2009 года Л. проживал с ней в Екатеринбурге и на службу не выходил, показаниях свидетелей К., С., Ч. и П. – сослуживцев Л., показавших, что последний с 10 июня по 20 августа 2009 года не являлся на службу, а также полученных следователем документов, регламентирующих порядок прохождения военной службы, определяющих статус Л. и его характеризующих.
    При рассмотрении дела в судебном заседании Л. также заявил о признании вины.
    Он показал, что 10 июня 2009 года, не зная срока окончания военной службы и с намерением заработать деньги для проведения свадьбы, не явился в часть.
    Проживая в Екатеринбурге, он по своему усмотрению работал на гражданских строительных объектах.
    На службу он прибыл только 20 августа 2009 года.
    Суд установил, что действительно в период с 10 июня по 20 августа 2009 года Л. отсутствовал в войсковой части 61423 и все это время проводил по своему усмотрению.
    Помимо показаний подсудимого, данное обстоятельство подтверждено показаниями свидетеля А., сообщившей, что в июне – августе 2009 года Л. проживал с ней в Екатеринбурге, и на службу не убывал, а также показаниями сослуживцев последнего – свидетелей С., Ч. и К., сообщивших на суде об отсутствии Л. в части в период с 10 июня по 20 августа 2009 года.
    Вместе с тем, установление только этого обстоятельства недостаточно для признания совершенного Л. деяния преступлением.
    В соответствии с пунктом вторым статьи 2 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» прохождение военной службы осуществляется гражданами по призыву и в добровольном порядке (по контракту).
    Согласно послужному списку Л. военная служба по призыву им была начата 2 декабря 2006 года.
    Подсудимый показал на суде, что именно в этот день он был отправлен со сборного пункта военного комиссариата … области к месту прохождения военной службы.
    7 июня 2007 года, как указано в обвинительном заключении, Л. с Министерством обороны Российской Федерации заключил контракт о прохождении военной службы на срок три года с учетом службы по призыву и это дало основание квалифицировать его неявку в часть в период с 10 июня по 20 августа 2009 года по части четвертой статьи 337 УК РФ.
    Между тем, суд считает, что вывод следственных органов о наличии у Л. обязательства проходить военную службу сверх срока, установленного для прохождения военной службы по призыву, на законе не основан.
    В соответствии с пунктом третьим статьи 32 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» условия контракта о прохождении военной службы включают в себя обязанность гражданина проходить военную службу в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях или органах в течение установленного контрактом срока.
    Этим сроком, указанным в контракте о прохождении военной службы, устанавливается срок военной службы (пункт первый статьи 38 того же Закона).
    Срок, в течение которого гражданин обязуется проходить военную службу, закрепляется в контракте (пункты четвертый и пятый статьи 4 Положения о порядке прохождения военной службы и приложение № 1 к нему).
    Из исследованного в судебном заседании экземпляра контракта о прохождении военной службы, хранящегося в личном деле Л., видно, что при заключении такового по типовой форме между Министерством обороны Российской Федерации в лице командира войсковой части 00000 и Л. 7 июня 2007 года не был указан срок, в течение которого последний обязался проходить военную службу (на какое время, с какого времени и по какое время).
    На суде Л. показал, что при заключении контракта расписался лишь на чистом бланке единственного экземпляра.
    Второй экземпляр контракта ему не выдавался. Что в последующем было указано командованием в контракте, ему известно не было.
    Из сего следует, что в подписанном Л. и командиром части контракте не закреплено одно из существенных (обязательных) условий этого договора – срок, что указывает на ничтожность такого договора и исключает возможность наступления каких-либо отрицательных последствий для Л.
    Более того, из показаний подсудимого видно, что он подписывал не контракт, а только лишь типовой бланк такового, который позже заполнялся иными лицами, и это утверждение Л. ничем не опровергнуто.
    Суд считает, что при подписании бланка контракта Л. не дал обязательства добровольно проходить военную службу на срок, превышающий установленный законодательством обязательный срок военной службы по призыву.
    Указанного вывода суда не колеблют утверждения государственного обвинителя о том, что контракт был заключен по рапорту Л. с просьбой о заключении такового на три года и о том, что о заключении с Л. контракта в тот же день было объявлено приказом командира войсковой части 00000 № 000.
    Из рапорта Л. видно, что 25 мая 2007 года он выразил просьбу о заключении с ним контракта о прохождении военной службы на три года.
    Между тем, суд полагает, что выражение такого намерения не освобождало стороны от надлежащего соблюдения закона при составлении и заключении контракта – точного указания в нем всех существенных условий.
    Упомянутым приказом командира части всего лишь объявлено о заключении контракта, чем должна определяться дата вступления его в силу при подписании должностным лицом (пункт восьмой статьи 4 Положения), но никак не дополняются или изменяются существенные условия, подлежащие закреплению исключительно в самом контракте.
    Что же касается положений законодательства о том, что с военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, контракт заключается при условии, что общая продолжительность его военной службы по призыву и по первому контракту составит три года (пункт четвертый статьи 38 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» в редакции от 28 марта 1998 года №53-ФЗ), то данной нормой определяются лишь существенные условия, на которых следует заключать контракт.
    Отсутствие же этих условий в самом контракте, по мнению суда и вопреки мнению государственного обвинителя, указывает на ничтожность такого договора.
    Беспредметным суд считает и заявление государственного обвинителя об отсутствии компетентного решения о признании представленного в материалах дела контракта о прохождении военной службы недействительным или его расторжении.
    Проверяя обоснованность предъявленного Л. обвинения в неявке в срок без уважительных причин на службу военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, уголовный суд разрешает все вопросы, указанные в части перовой статьи 299 УПК РФ, в том числе и устанавливает правомерность приобретения подсудимым статуса военнослужащего, проходящего военную службу по контракту и соответствующих этому обязательств.
    Обязательств проходить военную службу сверх установленного срока службы по призыву Л., как это видно из изложенного, в установленном порядке не принял.
    Согласно подпункту «а» пункта первого статьи 38 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» для военнослужащих, не имеющих воинского звания офицера и призванных на военную службу до 1 января 2007 года, установлен срок военной службы 24 месяца. Л. начал проходить военную службу, как указывалось выше, 2 декабря 2006 года.
    Таким образом, к моменту инкриминированной неявки в войсковую часть 00000 срок военной службы названного лица истек.
    С момента истечения этого срока он не может рассматриваться как субъект преступления против военной службы, что указывает на отсутствие состава преступления.
    Нахождение же Л. на военной службе после 2 декабря 2008 года и издание приказа о заключении с ним контракта в 2007 году не указывает на наличие у подсудимого обязанности проходить военную службу свыше 24 месяцев, а свидетельствует только лишь о приобретении им права на соблюдение гарантий, льгот и преимуществ, установленных законодательством для военнослужащих, проходящих военную службу по контракту.
    Принцип презумпции единства прав и обязанностей при разрешении данного уголовного дела применим быть не может.
    Констатируя, что Л. прекратил быть субъектом преступления против военной службы после 2 декабря 2008 года, суд приходит к выводу о необходимости признать Л. невиновным в неявке в срок без уважительных причин на службу с 10 июня 2009 года и его оправдании за отсутствием в деянии состава преступления.
    Признание же Л. вины в инкриминированном преступлении в силу изложенных обстоятельств не дает суду оснований для принятия иного решения.
    Руководствуясь статьями 302, 305, 306 и 309 УПК РФ, военный суд
    П Р И Г О В О Р И Л:
    Признать Л. невиновным в совершении преступления, предусмотренного частью четвертой статьи 337 УК РФ, и оправдать его по предъявленному обвинению на основании пункта третьего части второй статьи 302 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.
    Признать за оправданным Л. право на реабилитацию.
    Меру пресечения в отношении Л. – наблюдение командования воинской части – отменить.
    Процессуальные издержки, связанные с выплатой вознаграждения защитнику за участие в судопроизводстве по назначению, в размере 1029 рублей 39 копеек возместить за счет средств федерального бюджета.
    Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Уральский окружной военный суд через Екатеринбургский гарнизонный военный суд в течение десяти суток со дня провозглашения. В случае подачи кассационной жалобы оправданный вправе ходатайствовать о своём участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.
    Судья Екатеринбургского
    гарнизонного военного суда И.Г. Шаргородский

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*