Login

Lost your password?
Don't have an account? Sign Up

Алкоголик – военнослужащий признан невиновным в совершении дезертирства.

Страдающий алкоголизмом военнослужащий признан невиновным в совершении дезертирства.

Оправдательный приговор повлек изменение предыдущего приговора и снижение по этому приговору наказания.

В ходе досудебного производства не были изучены и учтены в достаточной степени данные о подсудимом: сведения о рождении, развитии, наследственной отягощенности, перенесенных заболеваниях и травмах, поведении подсудимого, в том числе и в период инкриминируемого дезертирства.

При рассмотрении дела по инициативе стороны защиты суд получил подробные сведения об обстоятельствах развития подсудимого, его поведении до призыва на военную службу и в период нахождения на таковой.

Назначив комплексную стационарную психолого-психиатрическую экспертизу суд установил, что Б. с раннего подросткового возраста страдает эмоционально-неустойчивым расстройством личности, состояние компенсации, а в возрасте до 18 лет приобрел синдром зависимости от алкоголя второй стадии, которым также страдает по настоящее время.

В связи с этими заболеваниями военно-врачебной комиссией при повторном освидетельствовании Б. был признан ограничено годным к военной службе, что исключает его уголовную ответственность за дезертирство.

One comment

  1. Admin

    П Р И Г О В О Р
    ИМЕНЕМ РОССИСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
    г.Екатеринбург
    Екатеринбургский гарнизонный военный суд под председательством заместителя председателя суда подполковника юстиции Шаргородского И.Г., при секретарях Губаревой К.В. и Кузнецовой Е.А., с участием государственных обвинителей заместителя военного прокурора Екатеринбургского гарнизона подполковника юстиции Задорожного Д.Н., помощника военного прокурора Екатеринбургского гарнизона подполковника юстиции Чернышева С.В., подсудимого Б., защитника – адвоката Валевина А.В., в открытом судебном заседании рассмотрев уголовное дело по обвинению бывшего военнослужащего войсковой части 00000, рядового запаса Б. (часть персональных данных изъята), осужденного 30 июня 2005 года Десногорским городским судом Смоленской области по п. «а» ч.2 ст. 158, ч.3 ст. 158, ч.3 ст. 30 и п. «а» ч.2 ст. 158 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 5 лет, 26 мая 2006 года Вернепышминским городским судом Свердловской области по ч.3 ст. 162 УК РФ к 7 годам лишения свободы без штрафа и с применением ст.ст. 74 и 70 УК РФ по совокупности приговоров к 7 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа, 14 ноября 2006 года Санкт-Петербургским гарнизонным военным судом по п.п. «а», «б» ч.2 ст. 158, ч.4 ст. 337 к 1 году 6 месяцам лишения свободы и с применением ч.5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к 8 годам 6 месяцам лишения свободы, в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 338 УК РФ,
    У С Т А Н О В И Л:
    Б. обвиняется в том, что около 15 часов 28 июля 2004 года он, намереваясь вовсе уклониться от прохождения военной службы, самовольно оставил 000 окружной военный клинический госпиталь, где находился на лечении.
    В дальнейшем, как указано в обвинительном заключении, Б. проводил время праздно. Уклонение Б. от военной службы было пресечено его задержанием 22 февраля 2006 года. Эти действия Б. были квалифицированы как дезертирство по ч.1 ст. 338 УК РФ.
    В качестве доказательств, подтверждающих настоящее обвинение, в судебном заседании были представлены копия рапорта дежурного по госпиталю и рапорт об обнаружении признаков преступления, согласно которым Б. самовольно покинул госпиталь 28 июля 2004 года.
    Также по инициативе стороны обвинения были исследованы протоколы допросов свидетелей К. и Ч., показавших об оставлении Б. госпиталя в указанный день.
    Исследовал суд и доказательства, подтверждающие задержание Б. 22 февраля 2006 года. Кроме того, доказательством виновности Б. в совершении инкриминируемого преступления государственный обвинитель представил справку военно-врачебной комиссии 00 гарнизонной консультативно-диагностической поликлиники от 12 марта 2008 года, согласно которой Комиссия признала подсудимого годным к военной службе.
    Вместе с тем, суд считает, что представленные стороной обвинения доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение.
    Рассмотрением дела действительно установлено, что около 15 часов 28 июля 2004 года Б. оставил место лечения – 000 окружной военный клинический госпиталь.
    Это обстоятельство подтверждено копией рапорта дежурного по госпиталю полковника медицинской службы Н., исследованными показаниями свидетелей К. и Ч.
    Об оставлении в этот день госпиталя показал и сам Б., заявивший, что в последующем он проживал в различных населенных пунктах Российской Федерации до момента задержания – 22 февраля 2006 года.
    Об обстоятельствах пребывания Б. вне службы в указанный период свидетельствуют и копии вступивших в законную силу приговоров Десногорского городского суда Смоленской области от 30 июня 2005 года и Вернепышминского городского суда Свердловской области от 26 мая 2006 года.
    Из первого из указанных приговоров следует, что в период с 19 по 25 января 2005 года Б. совершил ряд преступлений против собственности в городе Десногорск Смоленской области, за что был осужден к лишению свободы условно.
    Согласно копии второго приговора 2 февраля 2006 года Б. совершил корыстное преступление в городе Верхняя Пышма Свердловской области. Из той же копии усматривается, что 22 февраля 2006 года Б. был задержан.
    При тщательном разбирательстве настоящего уголовного дела в судебном заседании обратили на себя внимание следующие обстоятельства.
    В приговоре указывалось, что в ходе досудебного производства на основании направления следователя специалистами 00 гарнизонной консультативно-диагностической поликлиники 12 марта 2008 года было проведено военно-врачебное освидетельствование Б. и он был признан годным к военной службе.
    Осмотр Б. специалистами, как видно из дубликата медицинской книжки, был проведен в течение одного этого дня.
    При этом, в дубликате отсутствуют данные результатов специальных исследований (рентгенологических, лабораторных, инструментальных), которые при военно-врачебном освидетельствовании являются обязательными.
    Б. показал в судебном заседании, что его освидетельствование было проведено специалистами в колонии по месту отбывания наказания.
    Каких-либо анализов он не сдавал, исследований с использованием технических средств не проводилось.
    Кроме того, в материалах дела отсутствуют сведения о том, что следователь представил в распоряжение комиссии какие-либо данные о личности подсудимого.
    В ходе досудебного производства, по мнению суда, не были изучены и учтены в достаточной степени данные о подсудимом: сведения о рождении, развитии, наследственной отягощенности, перенесенных заболеваниях и травмах, поведении подсудимого, в том числе и в период инкриминируемого дезертирства.
    Так допрошенные в судебном заседании подсудимый Б. и свидетель Б. (родной брат подсудимого) показали, что они воспитывались не в полной семье.
    Их мать длительное время злоупотребляла спиртным.
    Это приводило к частым семейным скандалам и, в конечном итоге, к разрыву родителями семейных отношений.
    Подсудимый Б. в детском, подростковом и юношеском возрасте страдал энурезом и лунатизмом.
    В период обучения в школе брат характеризует подсудимого неусидчивым, что вызывало нарекания учителей. Эти же лица показали и о пристрастии подсудимого к алкоголю.
    В листе изучения призывника характер Б. назван неспокойным, конфликтным, отмечено его нахождение в изоляции от коллектива.
    Свидетель Ч., офицер войсковой части 00000, где Б. проходил военную службу, в своих показаниях отметил неисполнительность и недобросовестность последнего, его склонность к обману и уклонению от выполнения распоряжений.
    Анализ обстоятельств совершенных Б. преступлений, за которые он ранее был осужден, показал, что подавляющее большинство противоправных деяний он совершил в состоянии опьянения.
    При этом, мотивом совершения этих преступлений, в том числе и разбоя, как видно из приговоров и показаний самого Б., было стремление добыть дополнительную порцию алкоголя.
    В период производства по делу суд истребовал истории болезни Б.
    Из полученных документов стало видно, что 16 октября 2003 года Б. получена черепно-мозговая травма, по поводу которой он с этого дня по 21 ноября 2003 года проходил стационарное лечение. В последующем, как отметил сам Б., его стали беспокоить головные боли.
    В период разбирательства дела было обращено внимание и на имеющиеся у Б. рубцы на предплечьях, которые, как показал подсудимый, явились исходом заживления самопорезов, совершенных им после семейных скандалов.
    Все это убедило суд в необходимости критически подойти к оценке состояния здоровья подсудимого.
    Именно в этой связи по ходатайству стороны защиты суд назначил судебную стационарную комплексную психолого-психиатрическую экспертизу, производство которой поручил ОГУЗ «…».
    Согласно заключению комиссии Б. с раннего подросткового возраста страдает эмоционально-неустойчивым расстройством личности, состояние компенсации, а в возрасте до 18 лет приобрел синдром зависимости от алкоголя второй стадии, которым также страдает по настоящее время.
    По мнению экспертов о наличии у Б. расстройств личности свидетельствуют признаки невропатии в детстве в виде снохождения, плохой переносимости температурных и вестибулярных нагрузок, детские страхи, моторная расторможенность, неусидчивость, повышенная детская возбудимость.
    Под влиянием неблагоприятной семейной обстановки, отмечено комиссией, у Б. с детства наблюдались патологическое формирование характера с крайней недисциплинированностью, побегами из школы и из дома, нежеланием учиться, выраженные агрессивные и аутоагрессивные тенденции, группирование со сверстниками с асоциальным поведением, диликтвентные и криминальные поступки.
    В последующем раннее злоупотребление алкоголем и повторные черепно-мозговые травмы усугубили проявление расстройств личности.
    О наличии алкогольной зависимости второй стадии, заключили эксперты, свидетельствуют начало злоупотребления алкоголем в старшем подростковом возрасте, с быстрым формированием запойного пьянства и выраженного абстинентного синдрома в возрасте до 18 лет.
    В последующем проявления хронического алкоголизма усугубились: запои стали более длительными, похмелье более выраженным и длительным, с появлением в периоде похмелья фрагментарных слуховых и зрительных обманов восприятия, появились утрата контроля за количеством спиртного и ситуационного контроля.
    Изменение толерантности, психическая и физическая зависимость от алкоголя, считают члены комиссии, свидетельствуют о наличии у Б. упомянутого наркологического заболевания.
    Оценивая данное заключение, суд отмечает высокий уровень квалификации каждого из четырех членов комиссии, двое из которых являются психиатрами и судебно-психиатрическими экспертами высшей категории со стажем работы 47 лет и 24 года.
    Заключение экспертов, наблюдавших Б. в условиях психиатрического стационара более месяца, по мнению суда, полностью вобрало в себя все анамнестические сведения, подробные сведения о личности подсудимого, полную оценку его соматического, неврологического и психического состояния, данные экспериментально-психологического, лабораторных и иных необходимых видов исследований, которым дан подробный анализ. Выводы психолого-психиатрической экспертной комиссии суд нашел глубоко мотивированными и не вызывающими какого-либо сомнения в своей объективности.
    С получением данного заключения перед судом вновь встал вопрос о годности Б. к прохождению военной службы.
    По ходатайству защитника судом была назначена военно-врачебная экспертиза, производство которой поручено специалистам 00 гарнизонной консультативно-диагностической поликлиники, ранее не принимавшим участия в военно-врачебном освидетельствовании подсудимого.
    Направив Б. для освидетельствования непосредственно в поликлинику, суд представил в полном объеме в распоряжение военно-врачебной комиссии и уголовное дело.
    Согласно полученному свидетельству о болезни от 22 июля 2008 года комиссия 00 гарнизонной консультативно-диагностической поликлиники, как и психолого-психиатрическая экспертная комиссия, констатировала наличие у Б. эмоционально-неустойчивого расстройства личности, состояние компенсации, и синдром зависимости от алкоголя второй стадии.
    Из свидетельства видно, что помимо членов комиссии Б. был осмотрен и главным психиатром … военного округа.
    В связи с имеющимися заболеваниями на основании статей 18 «б» и 19 «б» графы 3 расписания болезней и ТДТ Б. признан ограниченно годным к военной службе. 8 августа 2008 года заключение военно-врачебной комиссии 00 гарнизонной консультативно-диагностической поликлиники установленным порядком утверждено вышестоящей 00 военно-врачебной комиссией.
    Таким образом, по рассматриваемому делу имеется два заключения военно-врачебной комиссии 00 гарнизонной консультативно-диагностической поликлиники, содержащие разные выводы о годности Б. к военной службе, требующие оценки.
    Суд отмечал, что 12 марта 2008 года Б. был освидетельствован специалистами поликлиники в условиях колонии, где он отбывает наказание, без выполнения специальных лабораторных и инструментальных исследований.
    Специалистами этой комиссии, как видно из дубликата медицинской книжки Б., небыли отмечены очевидные обстоятельства, требующие, на взгляд суда, вдумчивого осмысления и оценки.
    В частности, ни хирург, ни психиатр не отметили наличие у Б. рубцов на запястьях, являющихся, как видно из приведенных доказательств, исходом заживления нанесенных подсудимым в подростковом возрасте самопорезов.
    В силу неведения оставлены этими специалистами без внимания и сведения о перенесенной Б. черепно-мозговой травме, подтвержденной истребованной судом историей болезни.
    При принятии решения 22 июля 2008 года, считает суд, военно-врачебная комиссия обладала полными данными о реальном развитии Б., обстановке роста и поведении подсудимого.
    Заключению вновь созванной комиссии предшествовал осмотр Б. главным психиатром … военного округа.
    Данное заключение утверждено вышестоящим органом окружного звена – 00 военно-врачебной комиссией.
    Полностью согласуется это заключение и с выводами психолого-психиатрической экспертной комиссии, обоснованность которого судом под сомнение не ставиться.
    С учетом изложенного суд отвергает заключение военно-врачебной комиссии от 12 марта, кладет в основу приговора заключение комиссии от 22 июля 2008 года и считает установленным, что Б. ограниченно годен к военной службе.
    Время возникновения этих заболеваний суд считает установленным заключением психолого-психиатрической экспертной комиссии, согласно которому оба заболевания были приобретены подсудимым в возрасте до 18 лет. Следовательно, приходит к выводу суд, Б. был ограниченно годен к военной службе по имеющимся заболеваниям еще до призыва на военную службу и остается таковым в настоящее время.
    Что же касается позиции государственного обвинителя, настаивавшего при окончании судебного следствия на назначении повторной судебной психолого-психиатрической экспертизы в отношении Б. для определения его годности к военной службе и поручении ее проведения ФГУ «111 Главный государственный центр судебно-медицинских и криминалистических экспертиз», то какой-либо необходимости в проведении дополнительных исследований суд не нашел и, сочтя ходатайство прокурора немотивированным, отказал в назначении экспертизы.
    По мнению суда, все необходимые вопросы для принятия итогового решения нашли свое разрешение.
    Каких-либо новых исходных данных, которые могли бы явиться основанием к назначению повторной экспертизы, в судебном заседании не установлено, и сам государственный обвинитель заявил об окончании представления доказательств.
    Полученные на стадии судебного производства заключения о состоянии здоровья Б. являются обоснованными и исчерпывающими, подвергать эти выводы дополнительной проверке, убежден суд, необходимости нет.
    Согласно подпункту «а» пункта 1 статьи 23 и подпункту «г» пункта 1 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» граждане, признанные ограниченно годными к военной службе, освобождаются от призыва на военную службу, а военнослужащие, проходящие военную службу по призыву, подлежат увольнению с военной службы.
    С учетом этих положений закона при наличии упомянутых заболеваний Б. не мог быть призван на военную службу, а его фактическое нахождение на таковой не влечет определение его статуса как субъекта преступления против военной службы.
    Ввиду того, что Б. не является субъектом преступления против военной службы, суд констатирует, что состав преступления в его деянии, связанном с вмененным оставлением места службы, отсутствует. Названного подсудимого следует признать невиновным и оправдать, признав за ним право на реабилитацию.
    Руководствуясь ст. ст. 302, 305, 306 и 309 УПК РФ, военный суд
    П Р И Г О В О Р И Л:
    Признать Б. невиновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 338 УК РФ, и оправдать его по предъявленному обвинению на основании п.3 ч.2 ст. 302 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.
    Признать за оправданным Б. право на реабилитацию.
    Направить Б. из учреждения ИЗ-66/1 к месту отбывания наказания по приговору Санкт-Петербургского гарнизонного военного суда от 14 ноября 2006 года.
    Процессуальные издержки, связанные с выплатой вознаграждения защитнику за участие в судопроизводстве по назначению, в размере 2213 рублей 75 копеек возместить за счет средств федерального бюджета.
    Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Уральский окружной военный суд через Екатеринбургский гарнизонный военный суд в течение десяти суток со дня вынесения, а оправданным Б. в тот же срок со дня вручения ему копии приговора. В случае подачи кассационной жалобы оправданный вправе ходатайствовать о своём участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.
    Заместитель председателя
    Екатеринбургского гарнизонного
    военного суда
    подполковник юстиции И.Г. Шаргородский
    Примечание: после вступления приговора Екатеринбургского гарнизонного военного суда в законную силу приговор Санкт-Петербургского гарнизонного военного суда от 14 ноября 2006 года был изменен. Осуждение Б. по ч. 4 ст. 337 УК РФ было отменено и осужденному снижено наказание.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*