Login

Lost your password?
Don't have an account? Sign Up

Обвинявшийся в убийстве, совершенном в состоянии аффекта, оправдан за отсутствием состава преступления.

Ж., обвинявшийся в убийстве, совершенном в состоянии аффекта, оправдан за отсутствием состава преступления.

Суд установил, что более 30 ударов ножом Ж. нанес напавшему отчиму в состоянии необходимой обороны на высоте аффекта.

В ходе судебного следствия суд тщательным образом проверил версию подсудимого о том, что первые удары ножом отчиму он нанес во время борьбы.

В ходе следственного эксперимента на суде, проведенного с участием специалиста (судебно-медицинского эксперта), подсудимый показал, что изначально нож находился в руке отчима, захватив руку которого он нанес первый удар.

Продемонстрировав способ и последовательность нанесения первых ударов, Ж. показал, что дальнейших событий он не помнит.

Специалист показал, что характер имевшихся у подсудимого и его отчима повреждений согласуется с показаниями Ж.

Кроме того, суду были представлены доказательства аморального поведения отчима в быту.

Ранее он был осужден за насилие над супругой.

Основывая свой вывод на добытых доказательств, включая заключение экспертов, проведших на предварительном следствии комплексную психолого-психиатрическую экспертизу, зад заключил о причинении Ж. смерти отчиму в состоянии необходимой обороны.

One comment

  1. Admin

    Ж., обвинявшийся в убийстве, совершенном в состоянии аффекта, оправдан за отсутствием состава преступления.
    Суд установил, что более 30 ударов ножом Ж. нанес напавшему отчиму в состоянии необходимой обороны на высоте аффекта.
    В ходе судебного следствия суд тщательным образом проверил версию подсудимого о том, что первые удары ножом отчиму он нанес во время борьбы.
    В ходе следственного эксперимента на суде, проведенного с участием специалиста (судебно-медицинского эксперта), подсудимый показал, что изначально нож находился в руке отчима, захватив руку которого он нанес первый удар.
    Продемонстрировав способ и последовательность нанесения первых ударов, Ж. показал, что дальнейших событий он не помнит.
    Специалист показал, что характер имевшихся у подсудимого и его отчима повреждений согласуется с показаниями Ж.
    Кроме того, суду были представлены доказательства аморального поведения отчима в быту.
    Ранее он был осужден за насилие над супругой.
    Основывая свой вывод на добытых доказательств, включая заключение экспертов, проведших на предварительном следствии комплексную психолого-психиатрическую экспертизу, заключил о причинении Ж. смерти отчиму в состоянии необходимой обороны.
    Выписка из приговора:
    П Р И Г О В О Р
    ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
    (Дата изъята) город Екатеринбург
    Екатеринбургский гарнизонный военный суд в открытом судебном заседании под председательством заместителя председателя суда Шаргородского И.Г., при секретаре Уфимцевой Е.С., с участием государственного обвинителя – помощника военного прокурора Екатеринбургского гарнизона майора юстиции Ландака Ю.А., защитника – адвоката Гольцова А.О., рассмотрел уголовное дело по обвинению рядового войсковой части 00000 Ж. (персональные данные изъяты), в совершении преступления, предусмотренного ст. 107, ч.1 УК РФ.
    Судебным следствием военный суд
    У С Т А Н О В И Л:
    Органами предварительного следствия Журавлев обвиняется в убийстве, совершенном в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, издевательством и тяжким оскорблением, противоправными и аморальными действиями со стороны потерпевшего, длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным и аморальным поведением потерпевшего, то есть в преступлении, предусмотренном ст. 107, ч.1 УК РФ.
    Описывая содеянное подсудимым органы предварительного следствия указали следующее.
    Начиная (дата изъята) отчим подсудимого стал проживать дома по адресу: пос. Рефтенский (адрес изъят), где систематически употреблял спиртные напитки и, находясь в состоянии алкогольного опьянения, допускал оскорбления и применение физического насилия в отношении пасынка – Ж., а также в отношении своей жены – Ж.Л.Е., что вызвало у Ж. реакции эмоционального напряжения и ситуационно обусловленной эмоциональной подавленности.
    (Дата изъята) Ж., в первом часу в данной квартире по причине высказанных отчимом оскорблений в адрес матери, которая на тот период дома отсутствовала, намеренно вступил с отчимом, находившимся в состоянии алкогольного опьянения, в ссору, преследуя цель умышленно лишить его жизни.
    Для этого, целенаправленно провоцируя отчима начать драку, Ж. оскорбил его.
    Восприняв оскорбления со стороны пасынка отчим бросил телевизор в Ж.
    Таким образом, достигнув повода к якобы оправданному применению к отчиму физического насилия, чувствуя сильную злость и ярость по отношению к отчиму, Ж. с силой заломил ему обе руки за спину.
    Сумев освободиться, отчим вбежал в кухню, где взял нож и стал защищаться. Отчим размахивал ножом, что было воспринято пасынком как дополнительный повод для убийства его убийства.
    Ж., утратив сознательный контроль своих действий, психически вышел из обычного уравновешенного состояния.
    В состоянии физиологического аффекта Ж. перехватил руку отчима, в которой тот держал нож, намереваясь причинить смерть последнему, повалил отчима на пол и вырвал из его рук нож.
    Затем Ж. нанес отчиму более 30 ударов кухонным ножом в область брюшной полости, области груди и спины, причинив последнему смерть.
    В дальнейшем Ж., с целью сокрытия совершенного им преступления, завернул труп отчима в одеяло, вынес его и закопал в снегу вблизи железнодорожной станции поселка Рефтенский.
    Данное обвинение органами предварительного следствия основано на показаниях Ж. о причинении смерти отчиму, протоколов осмотра места происшествия, заключении судебно-медицинского эксперта, исследовавшего труп, заключении комплексной психолого-психиатрической экспертизы и результатах следственного эксперимента, проведенного с участием подсудимого.
    Исследовав материалы дела суд пришел к следующим выводам.
    Допрошенный в судебном заседании Ж. показал, что с рождения воспитывался отчимом.
    Отчим на его глазах часто избивал мать, иногда использовал при этом нож, угрожая ей.
    Когда он заступался за мать, отчим применял насилие и к нему.
    Вечером (дата изъята) он находился дома один, матери дома не было.
    В двадцать втором часу отчим пришел домой в состоянии опьянения и на кухне продолжил употреблять спиртное.
    Около часа спустя отчим вошел в комнату и, имея ввиду мать, спросил: «Где эта сука?».
    Он, зная из опыта, что отчима нужно успокоить, проводил его в спальню и уложил на кровать.
    Спустя непродолжительное время отчим вошел в большую комнату и взяв телевизор бросил этот предмет в него.
    Пока он поднимал телевизор, отчим сбегал на кухню и, взяв кухонный нож, вернулся в комнату.
    Отчим стал размахивать этим предметом на уровне его груди, угрожая убийством.
    Опасаясь за свою жизнь, защищаясь, он перехватил левую руку отчима, в которой находился нож и, отведя ее назад, нанес удар ножом отчиму в район поясницы слева.
    Нож оставался в руке отчима. В этот момент отчим правой рукой оттолкнул его.
    Он упал.
    В ходе падения отчим освободил руку и, ударив его ножом в область спины, повалился на него.
    Отчим продолжал размахивать перед его лицом ножом. В борьбе ему удалось сбросить с себя отчима.
    Они оказались на полу лежа на боку друг против друга. Отчим был на правом боку, а он на левом.
    Захватив запястье левой руки отчима, в которой тот удерживал нож, он, продолжая защиту, нанес отчиму 3-4 удара ножом в переднюю часть туловища.
    Происходящее в дальнейшем он не помнит. Сколько прошло времени, прежде чем он стал воспринимать окружающую действительность, он не знает.
    Обстановку он стал воспринимать когда ходил по комнате. Подойдя к отчиму, он понял, что тот мертв.
    Испугавшись содеянного, он решил спрятать тело отчима. Завернув тело в одеяло, он вынес его из квартиры и отнес к железнодорожной станции, в трехстах метрах от дома.
    Закопав тело в снег, он вернулся домой и сделал уборку.
    Также описывал эти обстоятельства Ж. и в ходе предварительного следствия, будучи неоднократно допрошенным, в том числе и непосредственно после задержания.
    Согласно заключениям судебно-медицинских экспертов у Ж. имелось телесное повреждение в виде поверхностной колото-резаной раны задней поверхности грудной клетки, которое могло быть причинено колюще-режущим орудием, в ночь на (дата изъята).
    У отчима имелись множественные (10) проникающие колото-резаные ранения левой и правой плевральных полостей с повреждениями легких, одно из которых находится по левой передне-подмышечной линии на уровне 7 межреберья, проникающее колото-резаное ранение в брюшную полость с повреждением левой почки, 21 поверхностная колото-резаная рана задней поверхности грудной клетки, резаная поверхностная рана правой ладонной поверхности, ушибленная рана на коже лба, поперечные переломы 8, 9, 10 и 11 ребер по левой средне подмышечной линии с обширными кровоизлияниями, ушибленная рана мягких тканей затылочной области головы.
    Смерть отчима наступила от множественных (10) колото-резаных ранений грудной клетки с повреждением легких.
    В ходе следственного эксперимента, проведенного с участием Ж. и специалиста – судебно-медицинского эксперта 126 СМЛ А.И. Нестеренко, Ж. дал показания, соответствующие изложенным выше, продемонстрировав действия с помощью статиста.
    Нестеренко, предварительно ознакомленный с заключением судебно-медицинского эксперта, исследовавшего труп отчима, пояснил, что исходя из показаний Ж. при первом ударе, в область спины, последний мог причинить отчиму имеющееся колото-резаное повреждение, проникающее в область брюшины, с повреждением левой почки.
    Исходя из взаиморасположения Ж. и отчима (лежа на боку), указанного Ж. способа нанесения ударов, направления раневого канала, последний мог причинить отчиму колото-резаное проникающее ранение грудной клетки слева с локализацией колото-резаной раны в 7-м межреберье по передне-подмышечной линии, при условии нанесения удара несколько выше, чем показано Ж.
    Другие ранения, имевшиеся у отчима, не могли быть причинены способом, указанным Ж.
    В судебном заседании, после оглашения данного протокола, Ж. показал, что возможно нанес удар ножом отчиму в левую часть груди несколько выше, чем указал в ходе следственного эксперимента.
    Он, не помнит, что происходило после того, когда лежа на боку, обхватив руку отчима, в которой находился нож, нанес ему первые несколько ударов.
    По заключению комиссии экспертов, проводивших по данному делу комплексную психолого-психиатрическую экспертизу, из-за противоправных, оскорбляющих и агрессивных действий отчима эмоциональное состояние Ж. претерпело динамику от состояния напряжения, обиды, страха за свою жизнь до злости и ярости.
    Состояние Ж. во время этих действий следует расценивать как физиологический аффект.
    На высоте аффекта у Ж. был резко снижен произвольный сознательный контроль действий, их запамятование.
    При этом, отмечают эксперты, страх Ж. усилился, когда отчим вошел в комнату с ножом.
    В начале драки к состоянию страха присоединилось чувство обиды. От ощущения боли от ножевого ранения эмоции обиды и страха переросли в гнев.
    Из протоколов осмотра места происшествия и предметов видно, что корпус телевизора, находившегося в квартире Ж., имеет повреждения.
    Подсудимый показал, что корпус телевизора был поврежден при его падении, когда отчим бросил в него этот предмет.
    Приведенными доказательствами суд нашел установленным следующее.
    Действия отчима, угрожавшего, с использованием ножа, Ж. действительно имели место.
    Данное посягательство несомненно было общественно опасным, противозаконным и виновным. Действия отчима угрожали жизни пасынка, последнему была причинена колото-резаная рана. В связи с этим, наличность посягательства у суда сомнений не вызывает.
    Данное посягательство продолжалось вплоть до того момента, пока нож находился в руке отчима, то есть еще и в тот момент, когда Ж., перехватив руку отчима, наносил последнему удары ножом.
    В той же связи не вызывает у суда сомнений и действительность посягательства, которое имелось реально.
    Причиняя вред отчиму, Ж. защищал право на жизнь – высшую ценность, причинив смерть лицу, напавшему на него с ножом.
    Действия Ж. не превышали пределов необходимости, поскольку имелась реальная угроза для его жизни.
    Интенсивность действий Ж. следует признать соразмерной нападению.
    Придя к указанным выводам суд исходит не только из обстоятельств, произошедших в ночь на (дата изъята), но и из обстоятельств им предшествующих.
    Так из показаний подсудимого и оглашенных показаний свидетеля Ж. (его матери) видно, что отчим неоднократно применял в быту насилие.
    Из копии вступившего в законную силу приговора Асбествоского городского суда от (дата изъята) года видно, что отчим осуждался за угрозы с использованием ножа убийством супруге.
    В этой связи суд считает, что Ж. правильно оценил обстановку и действовал сообразно ей.
    Что же касается состояния опьянения отчима, в котором тот находился в момент непосредственно предшествующий смерти, то, по мнению суда, данное обстоятельство не может указывать на то, что он не мог проявить активности, угрожавшей жизни пасынка.
    Как видно из заключения судебно-медицинского эксперта в крови отчима обнаружен этиловый спирт в количестве, соответствующем лишь легкой степени опьянения.
    Количество ран, обнаруженных на трупе отчима, также не может указывать на чрезмерность причиненного ему пасынком вреда, поскольку, как видно из упомянутого заключения психолога и психиатров, в процессе борьбы у подсудимого на высоте аффекта резко снизился произвольный сознательный контроль действий.
    Однако, защищаться от действий отчима, в том числе и наносить ему удары ножом, Ж. стал еще в состоянии страха.
    В соответствии со ст. 37 УК РФ не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося от общественно опасного посягательства, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны.
    Право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения.
    Это право принадлежит лицу независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.
    Изложенные доказательства указывают на то, что Ж. причинил смерть отчиму в состоянии необходимой обороны.
    Следовательно, действия подсудимого в данной части преступными не являются.
    По этим основаниям суд считает, что Ж. по ст. 107, ч.1 УК РФ подлежит оправданию за отсутствием в его действиях состава преступления.
    П Р И Г О В О Р И Л:
    Ж. признать невиновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 107 УК РФ, и оправдать его по данному обвинению за отсутствием в действиях состава преступления.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*