Login

Lost your password?
Don't have an account? Sign Up
Действия осужденного переквалифицированы с п. "в" ч. 3 ст. 228 УК РФ на ч.1 ст. 228 УК РФ.

Действия осужденного переквалифицированы с п. "в" ч. 3 ст. 228 УК РФ на ч.1 ст. 228 УК РФ.

Действия осужденного переквалифицированы с п. "в" ч. 3 ст. 228 УК РФ на ч.1 ст. 228 УК РФ.Нарушения закона, допущенные следственными и оперативными органами при изъятии наркотиков, повлекли признание части доказательств недопустимыми.

Приобретение наркотических средств в целях сбыта и их сбыт не доказано.

Действия осужденного переквалифицированы с п. “в” ч. 3 ст. 228 УК РФ (в ред. Федерального закона от 27 мая 1998 года № 77-ФЗ) на ч.1 ст. 228 того же Кодекса.

В ходе рассмотрения уголовного дела допросив оперативных сотрудников и следователя суд установил, что оперативно розыскное мероприятие – проверочная закупка было произведено без санкции руководителя территориального органа.

Все доказательства, добытые при проведении этого мероприятия,  суд признал недопустимыми.

В связи с этим суд счел недоказанным сбыт подсудимым наркотических средств и уменьшил размер приобретенных им наркотиков.

Один комментарий

  1. Admin

    Нарушения закона, допущенные следственными и оперативными органами при изъятии наркотиков, повлекли признание части доказательств недопустимыми.
    Приобретение наркотических средств в целях сбыта и их сбыт не доказано.
    Действия осужденного переквалифицированы с п. “в” ч. 3 ст. 228 УК РФ (в ред. Федерального закона от 27 мая 1998 года № 77-ФЗ) на ч.1 ст. 228 того же Кодекса.
    В ходе рассмотрения уголовного дела допросив оперативных сотрудников и следователя суд установил, что оперативно розыскное мероприятие – проверочная закупка было произведено без санкции руководителя территориального органа.
    Все доказательства, добытые при проведении этого мероприятия, суд признал недопустимыми.
    В связи с этим суд счел недоказанным сбыт подсудимым наркотических средств и уменьшил размер приобретенных им наркотиков.
    П Р И Г О В О Р
    ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
    г. Екатеринбург (дата изъята)
    Заместитель председателя Екатеринбургского гарнизонного военного суда Шаргородский И.Г., с участием государственного обвинителя – военного прокурора Еланского гарнизона Гришмановского В.Л., подсудимого М., защитника – адвоката Селивановой Т.Г., представившей удостоверение № 1457 и ордер № 105686, при секретаре Мирдофатиховой З.Р., рассмотрев материалы уголовного дела в отношении старшего сержанта войсковой части 00000 М. (персональные данные изъяты), обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 228, ч.3, п. «в» УК РФ (в ред. Федерального закона от 27 мая 1998 года № 77-ФЗ),
    У С Т А Н О В И Л:
    В третьей декаде (месяц и год изъяты) в деревне Кокшарово Камышловского района Свердловской области у случайно встреченного мужчины М. приобрел для личного потребления марихуану высушенную массой 9,553 г.
    Это наркотическое средство М. спрятал в кладовой учебной роты войсковой части 00000, где оно им хранилось. (Дата изъята) в ходе проведения обыска хранимая М. марихуана была изъята.
    Подсудимый М. вину признал полностью и дал показания соответствующие изложенному.
    При этом он показал, что изначально приобрел марихуану для личного потребления, поскольку хотел попробовать и испытать новые ощущения.
    Сбывать наркотик он не намеривался.
    Помимо признания М. вина подсудимого полностью подтверждена совокупностью исследованных доказательств.
    Согласно протоколу обыска (дата изъята) в кладовой учебной роты войсковой части 00000 из шкафа были изъяты два бумажных пакета с зеленым веществом растительного происхождения.
    Присутствующий при проведении обыска М., как видно из протокола, пояснил, что эти пакеты принадлежат ему.
    При осмотре вещественных доказательств в судебном заседании М., а также свидетели А., Г. и К., присутствовавшие при проведении упомянутого обыска, показали, что осматриваемые бумажные пакеты, промаркированные как 2а и 2б, – именно те, что изъяты в ходе обыска из кладовой роты.
    Относительно этих пакетов, показали указанные свидетели, во время обыска М. заявил, что они принадлежат ему.
    Как видно из заключения комиссии экспертов, проведших по делу судебно – химическую экспертизу, в представленных на исследование бумажных пакетах, промаркированных как 2а и 2б, содержится наркотическое средство кустарного изготовления – марихуана высушенная в количестве 5,100 г. и 4,453 г. соответственно.
    По заключению Постоянного комитета по контролю наркотиков об отнесении к небольшим, крупным и особо крупным размерам наркотических средств, психотропных и сильнодействующих веществ, обнаруженных в незаконном хранении или обороте, крупным размером наркотического средства является, в числе прочих, марихуана высушенная в количестве 0,1 – 500,0 грамм.
    Органы предварительного следствия обвинили М. в том, что в третьей декаде (месяц и год изъяты) он приобрел марихуану высушенную в количестве 13,581 г., которую стал хранить в бытовой комнате роты.
    (Дата изъята) в 18 часов, как указано в обвинительном заключении, в расположении подразделения М. продал Ю. часть марихуаны в количестве 4,028 г.
    Оставшееся наркотическое средство было изъято обыском из места хранения тем же вечером.
    Такие действия квалифицированы как преступление, предусмотренное ст. 228, ч.3, п. «в» УК РФ (в ред. Федерального закона от 27 мая 1998 года № 77-ФЗ), – незаконное приобретение и хранение в целях сбыта и сбыт наркотических средств в крупном размере.
    В подтверждение обвинения в этом объеме государственным обвинителем были представлены следующие доказательства.
    Свидетели А. (следователь военной прокуратуры, расследовавший настоящее дело), Г., К. и Ю. (военнослужащие отдела УФСБ по ПУрВО), Ш. (сотрудник милиции) показали, что (дата изъята) с получением информации о распространении наркотиков М. была проведена проверка и данная информация подтвердилась.
    В этой связи военным прокурором Еланского гарнизона в отношении М. было возбуждено уголовное дело.
    В порядке подготовки оперативного мероприятия по акту Ю. были выданы деньги для проведения закупки наркотиков.
    Такая закупка была произведена. В ходе задержания у М. были изъяты выданные ранее Ю. деньги, а у последнего пакет с наркотиками.
    В дальнейшем, в процессе проведения обыска в кладовой учебной роты, были обнаружены еще два пакета с веществом растительного происхождения и М. заявил о принадлежности этих пакетов ему.
    Свидетель Ч. (офицер войсковой части 00000) показал, что в качестве представителя части он присутствовал при проведении мероприятий сотрудниками ФСБ и прокуратуры по отысканию наркотиков.
    Наркотики были обнаружены в кладовой у одного ему незнакомого военнослужащего.
    В соответствии актом передачи денег и протоколом задержания, выполненного следователем с 18 часов 02 минут до 18 часов 10 минут, у М. были изъяты ранее выданные Ю. деньги.
    Согласно протоколу личного обыска в 18 часов 13 минут Ю. выдал вещество зеленого цвета растительного происхождения.
    По заключению экспертов представленное на исследование вещество, как изъятое у Ю. при обыске, является наркотическим средством – марихуаной высушенной в количестве 4,028 г.
    М. на суде также показал, что около 18 часов (дата изъята) он продал Ю. часть имевшейся у него «травки», после чего был задержан.
    Из изложенного видно, что сотрудниками ФСБ, совместно с прокуратурой, была проведена проверочная закупка. Проведение данного оперативно – розыскного мероприятия предусмотрено п.4 ч.1 ст.6 Федерального закона Российской Федерации «Об оперативно – розыскной деятельности».
    Согласно ч. 6 ст. 8 того же закона проверочная закупка веществ, свободная реализация которых запрещена либо оборот которых ограничен, проводится на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно – розыскную деятельность.
    В рассматриваемом случае таковым руководителем, полномочным утвердить постановление, являлся начальник управления ФСБ по ПУрВО или его заместитель.
    Между тем, такового постановления суду не представлено.
    Свидетель Г. показал, что подписанное им (дата изъята) постановление о проведении проверочной закупки было утверждено заместителем начальника УФСБ по ПУрВО только на следующий день.
    Суд констатирует, что проверочная закупка проведена с нарушением упомянутых требований закона – в отсутствие надлежащего постановления, разрешающего ее производство.
    В этой связи все полученные в ходе выполнения этого оперативного мероприятия данные, в соответствии со ст. 11 Федерального закона Российской Федерации «Об оперативно – розыскной деятельности» и ст.75 и 89 УПК РФ не могут быть использованы в качестве доказательства по настоящему делу.
    Те обстоятельства, что проверочная закупка проводилась в рамках возбужденного прокурором уголовного дела, и следователем выполнялись следственные действия, направленные на процессуальное закрепление полученных результатов (задержание и личный обыск), не колеблют вывод суда о невозможности использования в процессе доказывания упомянутых данных, включая данные, содержащиеся в протоколах задержания М. и личного обыска Ю.
    К тому же, отмечает суд, согласно исследованному постановлению прокурором был санкционирован обыск кладовой учебной роты и личный обыск лиц, находящихся в этом помещении.
    Обыск же Ю. был произведен, как видно из протокола, в бытовой комнате.
    Кроме того, как показал сам Ю. и свидетель К., последний, по проведению закупки, задержал Ю. на выходе из казармы роты и привел его в бытовую комнату.
    В кладовой комнате Ю. не находился. Свидетель А. показал, что произвел обыск Ю. в бытовой комнате, поскольку в силу недостаточности военной подготовки не разбирается в предназначениях помещений казармы и их наименованиях.
    Процессуального решения о безотлагательном проведении обыска Ю. в бытовой комнате он не принимал.
    С учетом изложенных обстоятельств доказательства, полученные при проведении проверочной закупки и протоколы следственных действий (задержания М. и личного обыска Ю.), направленных на закрепление этих результатов, суд признает недопустимыми доказательствами.
    Необоснованным, в этой связи, суд признает обвинение М. в части приобретения и хранения в целях сбыта 4,028 г. марихуаны высушенной и последующем сбыте этого наркотического средства, поскольку событие преступления в данной части неустановленно.
    Что же касается обвинения М. в приобретении и хранении в целях сбыта оставшейся части наркотического средства, то суд указывает следующее.
    Как на предварительном следствии, так и в судебном заседании М. последовательно утверждал, что приобрел марихуану для личного потребления.
    Свидетель Ч., командир подразделения в котором проходит службу М., также показал, что до возбуждения уголовного дела он не располагал сведениями о причастности М. к сбыту наркотиков.
    Употребления наркотиков кем-либо из военнослужащих, находящихся в окружении М., он также не замечал. М. он характеризует исключительно положительно.
    Суд констатирует, что доказательств о наличии у М. умысла на последующий сбыт наркотиков при совершении их приобретения и хранении по делу не добыто.
    С учетом этого суд установил, что М. приобрел и в последующем хранил 9,553 г. марихуаны высушенной в целях личного потребления.
    Ссылка защитника на процессуальные нарушения, имевшие место при производстве обыска в кладовой учебной роты не основана на исследованных доказательствах.
    Как видно из протокола обыска это следственное действие было проведено надлежащим образом.
    До начала обыска М. предлагалось выдать наркотические средства, но он заявил об отсутствие таковых.
    Изъятые пакеты были упакованы, опечатаны и скреплены подписями следователя и понятых.
    При осмотре вещественных доказательств в судебном заседании сам М. заявил, что это именно те пакеты и вещество, которые были изъяты в кладовой и принадлежность которых он признал. Оснований к признанию недопустимым доказательством протокола данного обыска нет.
    Содеянное М. суд расценивает, как незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере. Эти его действия суд переквалифицирует со ст. 228, ч.3, п. «в» УК РФ (в ред. Федерального закона от 27 мая 1998 года № 77-ФЗ) на ст. 228, ч.1 того же Кодекса.
    Решая вопрос о назначении наказания, суд принимает во внимание, что как до призыва на военную службу, так и в период ее прохождения М. характеризовался положительно.
    Учитывает суд и то, что по совершению преступления, находясь в подразделении, М. по-прежнему добросовестно исполняет обязанности военной службы.
    Обстоятельством, смягчающим подсудимому наказание, суд признает активное содействие органам предварительного следствия в выявлении и перекрытии канала поставки наркотиков.
    Все изложенное указывает на искреннее раскаяние подсудимого и его становление на путь исправления.
    Это дает суду основание назначить ему наказание условно.
    Руководствуясь ст.ст. 307, 308 и 309 УПК РФ, военный суд
    П Р И Г О В О Р И Л:
    Признать М. виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 228, ч.1 УК РФ, и назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок 2 года.
    В соответствии со ст. 73 УК РФ, назначенное М. наказание считать условным с испытательным сроком 2 года в течение которого он должен своим поведением доказать свое исправление.
    Меру пресечения в отношении М. – залог в сумме 30000 рублей – отменить.
    Сумму залога возвратить залогодателю – … .
    По вступлению приговора в законную силу вещественные доказательства по делу перечисленные на л.д. 13-14 передать в отдел ФСБ РФ – войсковая часть 000000, акт передачи денег хранить при деле, марихуану уничтожить.
    Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Уральский окружной военный суд в течение 10 суток со дня провозглашения. В случае подачи кассационной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.
    ЗАМЕСТИТЕЛЬ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ
    ЕКАТЕРИНБУРГСКОГО ГАРНИЗОННОГО
    ВОЕННОГО СУДА
    И.Г. ШАРГОРОДСКИЙ

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*