Login

Lost your password?
Don't have an account? Sign Up

Адвокаты Войтукевич и Упоров защитили интересы предприятия из г. Ростова. Взысканы убытки, упущенная выгода и транспортные расходы на сумму более 1200000 руб.

assoОбщество с ограниченной ответственностью из славного города Ростова, обратилось за помощью к адвокатам Урало-Сибирской коллегии адвокатов, в связи с тем, что его деловой партнер, расположенный в г. Екатеринбурге, нарушил условия заключенного между ними договора поставки, чем причинил Обществу значительные убытки.

Адвокаты Упоров И.Н., Войтукевич Ю.А. в интересах Общества обратились в Арбитражный суд Свердловской области с иском о взыскании убытков по договору поставки: в виде упущенной выгоды, возникшей по причине поставки товара ненадлежащего качества, транспортных расходов, связанных с возвратом товара Ответчику.

В ходе судебного разбирательства суд УСТАНОВИЛ:

Между ООО (далее – покупатель, Истец) и ОАО (далее – поставщик, Ответчик) был заключен договор поставки.

Пунктом 1.1. названного договора в редакции дополнительного соглашения предусмотрено, что поставщик обязуется изготовить и поставить покупателю комплектующие, запасные части к грузовому железнодорожному транспорту, а покупатель принять и оплатить товар, наименование, номенклатурный номер, стоимость, количество, срок поставки которого указаны в спецификациях к договору. Спецификации к договору являются его неотъемлемой частью.

Согласно спецификации, являющейся неотъемлемой частью договора поставки, Ответчик обязался поставить в адрес Истца товар – автосцепку СА-3 в количестве 420 штук, по цене 19000 руб. 00 коп. (без НДС), на общую сумму 9416400 руб. 00 коп. (с учетом НДС).

Согласно платежному поручению Истец оплатил подлежащий поставке товар в полном объеме в сумме 9416400 руб. 00 коп.

В соответствии с товарными накладными Ответчик поставил истцу автосцепку СА-3 в количестве 205 штук.

Из материалов дела также следует, что между Истцом и Третьим лицом 1 был заключен договор поставки.

Согласно названному договору и спецификации к нему Истец обязался поставить Третьему лицу 1 товар – автосцепку СА-3, завод-изготовитель – Ответчик, в количестве 420 единиц на общую сумму 9991296 руб. 00 коп.

Поскольку у Третьего лица 1 также имелись договорные отношения по поставке автосцепки СА-3 в количестве 420 шт. с Третьим лицом 2 в целях исполнения условий договора, заключенного с Третьим лицом 1, приобретенную у Ответчика продукцию Истец направил в адрес Третьего лица 2.

Таким образом, спорная продукция в количестве 205 штук была направлена в адрес Третьего лица 2 и поступила к последнему согласно товарным накладным.

При принятии продукции у конечного получателя – Третьего лица 2 комиссией в составе генерального директора по качеству, начальника ОМТС и старшего инспектора ЦТА ОАО «РЖД» составлен акт приемки, из которого следует, что в паспорте на корпус автосцепки отсутствует отметка о приемке продукции инспектором-приемщиком ЦТА ОАО «РЖД», сертификат соответствия на корпус автосцепки приостановлен, а также отсутствуют оригиналы сертификатов качества.

О наличии данных обстоятельств Третье лицо 2 уведомило Третье лицо 1, а последнее – Истца.

В свою очередь Истец направил в адрес Ответчика претензию, в которой указал, что поставленный товар не соответствует требованиям стандарта СТО РЖД 1.05.003-2006, не имеет надлежащим образом оформленных сертификатов качества и не прошел обязательную для этого товара приемку инспектором ЦТА ОАО «РЖД».

Ссылаясь на данные обстоятельства, Истец потребовал Ответчика принять поставленную продукцию обратно.

Как следует из представленных в дело товарных накладных, переписки сторон, поставленная продукция – автосцепка – истцом Ответчику возвращена в количестве 205 шт., денежные средства, перечисленные истцом в оплату подлежащего поставке товара, возвращены Ответчиком истцу по платежному поручению.

В связи с ненадлежащим исполнением Ответчиком обязательств по поставке товара, Истец просит взыскать с последнего убытки в виде упущенной выгоды как разницу между стоимостью приобретенной у Ответчика продукции и стоимостью продукции, которую Истец должен был поставить в адрес Третьего лица 1, за вычетом расходов по ее доставке в адрес последнего, кроме того, транспортные расходы, связанные с возвратом товара ненадлежащего качества, которые понес Истец по причине ненадлежащего исполнения Ответчиком обязательств по договору поставки.

Согласно ст. 506 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору поставки поставщик-продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием.

На основании ст. 469 Гражданского кодекса Российской Федерации продавец обязан передать покупателю товар, качество которого соответствует договору купли-продажи. Если в установленном законом порядке предусмотрены обязательные требования к качеству продаваемого товара, то продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязан передать покупателю товар, соответствующий этим обязательным требованиям.

Исходя из содержания п. 1 ст. 474 Гражданского кодекса Российской Федерации порядок проверки качества товара может устанавливаться обязательными требованиями государственных стандартов. В случаях, когда порядок проверки установлен обязательными требованиями государственных стандартов, порядок проверки качества товаров, определяемый договором, должен соответствовать этим требованиям.

Как следует из материалов дела, Ответчик обязался поставить истцу автосцепку СА-3 (чертеж 106.01.000-0-05СБ).

Согласно Постановлению Правительства РФ от 01.12.2009 N 982 “Об утверждении единого перечня продукции, подлежащей обязательной сертификации, и единого перечня продукции, подтверждение соответствия которой осуществляется в форме принятия декларации о соответствии”, наименованию раздела 3183 «Вагоны широкой колеи для промышленности, вагоны узкой колеи, вагоны пассажирские магистральные, вагоны городского транспорта (впервые выпускаемые в обращение или прошедшие процедуру продления (назначения нового) срока службы)» подлежат обязательной сертификации автосцепка и корпус автосцепки.

Из материалов дела следует и не оспаривается Ответчиком, что сертификат на корпус автосцепки СА-3 чертеж 106.01.001-2, изготовленной Ответчиком приостановлен.

Согласно п. 163 Постановления Правительства РФ от 15.07.2010 N 524 “Об утверждении технического регламента о безопасности железнодорожного подвижного состава” сертификат соответствия на продукцию, в состав которой входят составные части, подлежащие обязательному подтверждению соответствия, может быть выдан только при наличии сертификатов соответствия или деклараций о соответствии на эти составные части. В приложении к сертификату соответствия делается запись о том, что маркирование продукции знаком соответствия осуществляется только при наличии сертификатов соответствия или деклараций о соответствии на подлежащие обязательному подтверждению соответствия составные части.

Согласно ст. 28 Федерального закона от 27.12.2002 N 184-ФЗ «О техническом регулировании» заявитель (физическое или юридическое лицо, которое для подтверждения соответствия принимает декларацию о соответствии или обращается за получением сертификата соответствия, получает сертификат соответствия) обязан приостанавливать или прекращать реализацию продукции, если действие сертификата соответствия или декларации о соответствии приостановлено либо прекращено.

В пункте сертификата соответствия на автосцепку СА-3 указано, что действие сертификата соответствия распространяется на автосцепки СА-3 (конструкторская документация 106.01.000-0), изготавливаемые Ответчиком на производственных площадях, расположенных по адресу, и только при наличии сертификата соответствия на корпус автосцепки по НБ ЖТ ТМ 02-98.

С учетом данных положений нормативных актов, а также установленных обстоятельств, Ответчик в том числе в период спорной поставки обязан был приостановить реализацию автосцепки, составной частью которой является ее корпус и действие сертификата соответствия на который было приостановлено органом по сертификации.

Таким образом, суд полагает доказанным истцом факт поставки Ответчиком товара ненадлежащего качества и, соответственно, не исполненными условия спорного договора поставки.

Согласно статье 2 Федерального закона от 27.02.2003 N 29-ФЗ (ред. от 21.11.2011) “Об особенностях управления и распоряжения имуществом железнодорожного транспорта” единый хозяйствующий субъект – открытое акционерное общество “Российские железные дороги”, создаваемое в процессе приватизации имущества федерального железнодорожного транспорта.

Пунктом 2 статьи 6 названного закона предусмотрено, что единый хозяйствующий субъект осуществляет свою деятельность исходя из следующих основных принципов: сохранение единства и централизованного управления инфраструктурой железнодорожного транспорта общего пользования, находящейся в собственности единого хозяйствующего субъекта; обеспечение устойчивой работы единого хозяйствующего субъекта и безопасности осуществляемой им эксплуатации железнодорожного транспорта, в том числе перевозок в условиях военного положения и чрезвычайного положения.

Согласно п.1.3., 1.6., 1.7. Приложения 2 к распоряжению ОАО “РЖД” от 31 декабря 2008 г. N 2910р “Об обеспечении качества машиностроительной продукции” для целей настоящего документа под продукцией понимаются все виды подвижного состава, его составные части, компоненты, используемые в железнодорожной инфраструктуре, и их составляющие, которые по законодательству о техническом регулировании, техническим требованиям и техническим условиям на изготовление или по условиям договоров (контрактов) подлежат обязательному подтверждению соответствия, инспекционному и приемочному контролю. К продукции относятся все виды капитального ремонта и модернизации подвижного состава и его составных частей.

Инспекционный и приемочный контроль как неотъемлемые элементы технологических процессов изготовления и приемки продукции должны проводиться, если это требуется нормативной и технической документацией, на определенных этапах производства с установленной периодичностью и в соответствии с верифицированными программами и методиками, определенными техдокументацией на продукцию формами и методами контроля.

Продукция, для которой установлен инспекционный и приемочный контроль, изготовленная без этих процедур, не может считаться полностью готовой как не прошедшая полного технологического цикла производства и относится к неготовой продукции. Такая продукция оценивается как несоответствующая, которая не допускается к обращению и использованию по назначению в рамках холдинга ОАО “РЖД”.

Согласно п. 86 Перечня продукции, подлежащей инспекционному и приемочному контролю Центром технического аудита по условиям обеспечения безопасности железнодорожных перевозок, утвержденного распоряжением ОАО «РЖД» от 09.08.2013 года, корпус автосцепки должен быть принят Центром технического аудита по условиям обеспечения безопасности железнодорожных перевозок ОАО «РЖД».

Из акта приемки следует, что в паспорте на корпус автосцепки отметка о приемке отсутствовала. Факт отсутствия данной отметки Ответчик не оспаривал, указывая, что в такой приемке нет необходимости, так как это не предусмотрено договором между истцом и Ответчиком.

Между тем из указанных положений нормативных актов суд установил необходимость приемки продукции Центром технического аудита по условиям обеспечения безопасности железнодорожных перевозок ОАО «РЖД».

При этом суд отклоняет довод Ответчика о том, что продукция могла приобретаться истцом для комплектации внутризаводского транспорта без права выхода на пути ОАО «РЖД».

Согласно дополнительному соглашению к спорному договору поставки, поставщик обязался изготовить и поставить покупателю комплектующие, запасные части к грузовому железнодорожному транспорту. При этом указание на то, что товар поставляется для собственных нужд, без эксплуатации на федеральном ж/д транспорте или для поставки за пределы РФ, сторонами при подписании дополнительного соглашения из текста договора было исключено.

Таким образом, Ответчик при подписании договора согласовал необходимость поставки продукции, которая должна отвечать требованиям по качеству, предусмотренным нормативными актами для эксплуатации на федеральном железнодорожном транспорте.

Как указывалось выше, поставленная продукция возвращена Ответчику, денежные средства за подлежащую поставке продукцию возвращены истцу в полном объеме.

Согласно договору прекращение (окончание) срока действия настоящего договора влечет за собой прекращение обязательств сторон по нему, но не освобождает стороны договора от ответственности за его нарушения, если таковые имели место при исполнении условий настоящего договора.

На основании статьи 393 Гражданского кодекса Российской Федерации должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

В силу пункта 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Для взыскания убытков лицо, требующее их возмещения, должно доказать факт совершения Ответчиком противоправных действий, наличия причинной связи между допущенным нарушением и возникшими убытками, их размер.

По общему правилу размер упущенной выгоды равен величине, на которую могло бы увеличиться, но не увеличилось имущество потерпевшего. Размер упущенной выгоды определяется исходя из характера нарушения договорных обязательств, а не содержания самого обязательства. Иными словами, необходимо выяснить, какое было бы положение потерпевшей стороны, если бы она и ее контрагент надлежащим образом исполнили договор. Требуется также определить ту денежную сумму, получение которой поставило бы потерпевшую сторону в такую же финансовую ситуацию, как если бы договор был исполнен.

Согласно разъяснением, данным в п.11 совместного постановления Пленума Верховного Суда и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 года No6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского Кодекса РФ», размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено. В частности, по требованию о возмещении убытков в виде неполученного дохода, причиненных недопоставкой сырья или комплектующих изделий, размер такого дохода должен определяться исходя из цены реализации готовых товаров, предусмотренной договорами с покупателями этих товаров, за вычетом стоимости недопоставленного сырья или комплектующих изделий, транспортно-заготовительских расходов и других затрат, связанных с производством готовых товаров.

Из материалов дела следует, что между Истцом и Третьим лицом 1 был заключен договор поставки.

Согласно названному договору и спецификации к нему Истец обязался поставить Третьему лицу 1 товар – автосцепку СА-3, завод- изготовитель Ответчик, в количестве 420 единиц на общую сумму 9991296 руб. 00 коп.

Из представленных в дело доказательств (писем сторон и третьих лиц, договоров и спецификаций к ним) четко просматривается взаимосвязь и взаимозависимость между договором поставки истца и Ответчика, и договором поставки между истцом и Третьим лицом 1, перед которым у истца в спорный период существовала обязанность по поставке товара того же рода и вида, с теми же качественными характеристиками.

Таким образом, в связи с нарушением Ответчиком обязательств по договору поставки Истец не исполнил обязательства перед Третьим лицом 1, не осуществил поставку ему товара, хотя намеревался это сделать и при надлежащем исполнении обязательств со стороны Ответчика исполнил бы свои обязательства перед третьим лицом, получив денежные средства в сумме 9991296 руб. 00 коп.

Таким образом, разница между ценой подлежащей поставке продукции в адрес Третьего лица 1 и ценой продукции по спорному договору, за вычетом расходов по ее доставке Третьему лицу 1, составляет 484896 руб. 00 коп.

Данные денежные средства подлежат взысканию с Ответчика в качестве упущенной выгоды на основании ст. ст. 15, 393 ГК РФ.

Кроме того, суд считает необходимым удовлетворить требования истца в части взыскания транспортных расходов по возврату продукции ненадлежащего качества в адрес Ответчика, поскольку размер причиненных истцу убытков подтвержден материалам дела, указанные расходы понесены истцом в связи с виновными действиями Ответчика, находятся в причинной связи с ними.

В подтверждение несения данных расходов истцом представлены акты, счет-фактуры к ним с указанием на транспортные услуги по возврату автосцепки в количестве 205 штук, платежные поручения.

Кроме того, в силу пункта 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

При этом под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб).

Таким образом, если данные денежные средства поставщикам услуг не были перечислены, соответствующие затраты будут понесены истцом в связи с подтверждением материалами дела факта оказания транспортных услуг.

В нарушение ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации надлежащих доказательств, опровергающих факт причинения ущерба (убытков) в результате ненадлежащего исполнения договорных обязательств (наличие иных обстоятельств, являющихся причиной возникновения убытков), иной размер убытков, заявленных ко взысканию, а также доказательств отсутствия его вины, Ответчиком представлено не было.

Поскольку п. 1 ст. 395 ГК РФ подлежит применению к любому денежному требованию, вытекающему из гражданских отношений, а также к судебным расходам, законодательством допускается начисление процентов на присужденную судом денежную сумму как последствие неисполнения судебного акта.

Исходя из этого и с целью обеспечения своевременного исполнения судебного акта должником суд, удовлетворяя заявление о взыскании денежных средств, присуждает истцу проценты за пользование чужими денежными средствами на всю взыскиваемую сумму с момента вступления судебного акта в законную силу и до его фактического исполнения (п. 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.04.2014 No 22 «О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта»).

Руководствуясь ст. ст. 110, 167-170, 171 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

РЕШИЛ:

1.Исковые требования удовлетворить.

  1. Взыскать с Ответчика в пользу Истца убытки, расходы по уплате государственной пошлины, а также в возмещение расходов на оплату услуг представителя, проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 8,25% годовых с момента вступления в законную силу настоящего решения и до полной уплаты взысканной суммы.

Законные интересы доверителя были эффективно защищены адвокатами, взысканы все заявленные убытки, а также сверх них проценты за пользование чужими денежными средствами.

One comment

  1. УСКА

    АРБИТРАЖНЫЙ СУД СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ Именем Российской Федерации РЕШЕНИЕ
    Полный текст решения изготовлен 30 декабря 2014 года
    Арбитражный суд Свердловской области в составе судьи Ю.В. Матущак, при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания И.А. Хасановой, рассмотрел в судебном заседании дело
по иску общества с ограниченной ответственностью «АТП» к открытому акционерному обществу “УТМ”
    
третьи лица: общество с ограниченной ответственностью «МПГ», открытое акционерное общество «ЗМК».
о взыскании 616896 руб. 00 коп.
    при участии в судебном заседании
от истца: Ю.А. Войтукевич, представитель по доверенности No 93 от 16.09.2014г.,
от ответчика: А.А. Червяков, представитель по доверенности No 603-13/5 от 09.01.2014г.
от третьих лиц: не явились, извещены.
    Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения заявления извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте суда.
    Лицам, участвующим в деле, процессуальные права и обязанности разъяснены. Отводов составу суда не заявлено.
    г. Екатеринбург
30 декабря 2014 года
    Общество с ограниченной ответственностью «АТП» обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с иском к открытому акционерному обществу “УЗТМ” о взыскании 616896 руб. 00 коп., в том числе 484896 руб. 00 коп.- убытки в виде упущенной выгоды, возникшие по причине поставки товара ненадлежащего качества по договору No659-1/934 от 09.09.2013г., 132000 руб. 00 коп. – транспортные расходы, связанные с возвратом товара ответчику. В числе судебных расходов истец просил взыскать 40000 руб. 00 коп. – издержки, связанные с оплатой услуг представителя, 15337 руб. 92 коп. – расходы по уплате государственной пошлины.
    Определением суда от 22.09.2014г. дело принято к производству и назначено предварительное судебное заседание.
    Представитель истца в предварительном судебном заседании исковые требования поддержал в полном объеме.
    Представитель ответчика исковые требования не признал, представил отзыв на иск, в котором указал, что утверждение истца о том, что поставленная продукция ненадлежащего качества – не соответствует действительности, ОАО «УТМ» произвело все необходимые мероприятия по сертификации продукции и 30.05.2013 года уполномоченным органом в системе сертификации на федеральном железнодорожном транспорте – Федеральным бюджетным учреждением «Регистр сертификации на федеральном железнодорожном транспорте» (ФБУ «РС ФЖТ») был выдан сертификат соответствия No ССФЖТ RU.UB02.A.10024, который подтверждает соответствие Автосцепки СА-3 всем установленным нормам безопасности.
    Действие сертификата не приостанавливалось и не прекращалось. Утверждение истца об обязательной приемке продукции Центром технического аудита ОАО «РЖД» (ЦТА ОАО «РЖД) несостоятельно, поскольку договор не устанавливает обязательную приемку товара инспекторами ЦТА ОАО «РЖД». Кроме того, ответчик утверждает, что в нарушение требований Инструкции П-7 Госарбитража СССР акты приемки автосцепки составлены без вызова и без участия представителей ОАО «УТМ», и не являются надлежащими доказательствами. Ответчик указал, что сроки поставки по договору поставки между ОАО «УТМ» и ООО «АТП» и по спецификации No 16 от 02.09.2013 к договору No 016 от 27.02.2011 между ООО «АТП» и ООО «МПГ» не совпадают. Кроме того, товар был передан третьему лицу ОАО «ЗМК». При этом никаких документов, подтверждающих отказ ООО «МПГ» от товара, предъявление каких-либо претензий ООО «АТП», оплаты товара и возврата оплаты не представлено.
    Истец в судебном заседании представил дополнение к исковому заявлению, в котором пояснил, что действие сертификата соответствия ССФЖТ RU.TM01.A.08745 на корпус автосцепки было приостановлено 27.08.13 г. Тем самым корпус автосцепки на момент поставки не соответствовал требованиям сертификации, в свою очередь, он является основной деталью автосцепки, и он не мог быть продан с целью использования в железнодорожной отрасли для вагоностроения.
    Сертификат соответствия на автосцепку автоматически прекращает свое действие, как только был приостановлен сертификат соответствия на корпус автосцепки. Кроме того, истец утверждает, что из п. 1.1. договора от 10.09.2013г., было исключено положение о предназначении товара для комплектации внутризаводского транспорта без права выхода на пути ОАО «РЖД» и это означало, что товар будет использоваться на федеральном железнодорожном транспорте.
    От третьего лица – общества с ограниченной ответственностью «МПГ» поступил отзыв, в котором он считает требования истца обоснованными, кроме того, пояснил, что между ним и ОАО «ЗМК» г. Энгельс был заключен договор поставки No 04/2012- ЗМК от 10.01.2012.
    В целях исполнения указанного договора ООО «МПГ» 02.09.2013 была подписана спецификация в рамках действующего договора поставки с ООО «АТП» на поставку автосцепки в количестве 420 штук, производителем которой являлось ОАО «УТМ».
    20.09.2013 указанная продукция поступила в адрес ОАО «ЗМК».
    Впоследствии 25.09.2013 в ходе приемки Автосцепки СА-3 Ч.106.01.000-0-05СБ были выявлены несоответствия поставленной продукции требованиям по качеству, а именно: согласно перечня продукции, подлежащей инспекционному и приемочному контролю Центром технического аудита по условиям обеспечения безопасности ж/д перевозок, корпус автосцепки (п.86), должен быть принят инспектором-приемщиком ЦТА ОАО «РЖД».
    В паспорте на корпус автосцепки 106.01.001-2 отметка о приемке отсутствовала. Сертификат соответствия No ССФЖТ RU.TM01.A.08745 от 16.12.2011 на корпус автосцепки был приостановлен 27.08.2013. Отсутствовали оригиналы сертификатов качества на автосцепку СА-3. Поставленная в адрес ОАО «ЗМК» г. Энгельс автосцепка не соответствовала требованиям ГОСТ 22703-91, СТО РЖД 1.05.003-2006, не соблюдены требования Распоряжения ОАО «РЖД» от 09.08.2013 No1731р. Указанная продукция не отвечала требованиям безопасности и не могла быть использована при сборке грузового железнодорожного транспорта с правом выхода на пути общего пользования, ввиду чего комиссией ОАО «ЗМК» г. Энгельс было принято решение о возврате продукции поставщику.
    От третьего лица открытого акционерного общества «ЗМК» 26.11.2014г. поступил отзыв на иск, в котором он считает требования истца обоснованными, пояснил, что при приемке автосцепки СА-3 106.01.000-0-05СБ (поставщик ООО «М», г. Москва, грузоотправитель ООО «АТП» г. Екатеринбург, производитель ОАО «УТМ») были выявлены недостатки, препятствующие приемке продукции, использованию ее по назначению, а именно отсутствие на корпусе автосцепки клейма, в паспорте корпуса автосцепки отметок о приемке продукции инспектором-приемщиком Центра инспекции по контролю качества и приемки ОАО «РЖД», отсутствие действующего сертификата соответствия продукцию (действие представленного сертификата соответствия No ССФЖТ RU.TM01-A08745 от 16.12.2011 г. приостановлено) отсутствие оригинала сертификата качества продукции.
    Отзывы и приложенные к ним документы по ходатайству третьих лиц приобщены к материалам дела.
    В судебное заседание 26.12.2014г. истец направил дополнение к иску, в котором указал, что ответчиком при поставке товара нарушен п. 3.2. договора от 09.09.2013г., согласно которому товар должен соответствовать конструкторской документации и сопровождаться паспортом. Между тем паспорт на спорный товар предоставлен не был. По утверждению истца, согласно п. 7 Инструкции П-7 приемка продукции по качеству и комплектности на складе поставщика производится в случаях, предусмотренных в договоре.
    Однако, в договоре поставки от 09.09.2014г. не указано, что приемка продукции товара должна быть проведена на складе поставщика, следовательно, приемка продукции производилась на складе конечного получателя, что предусмотрено п. 5 указанной инструкции. Также истец, ссылаясь на то, что поскольку в ходе приемки товара, недостачи либо скрытых дефектов товара обнаружено не было, вызов представителя, необходимость вызова которого предусмотрена п. 3.3. договора, являлся необязательным.
    Истец указывает, что поскольку меры по устранению выявленных недостатков товара ответчиком приняты не были, истец в претензии от 24.09.2013 фактически заявил об отказе от договора поставки, в обоснование отказа от договора ссылается на ст. 523 ГК РФ. По мнению истца, акты приемки 25.09.2013г., 27.09.2013г. подтверждают выявление недостатков товара, что является существенным нарушением требований к качеству товара, что предоставляет покупателю права, предусмотренные п. 2 ст. 475 ГК РФ. Таким образом, поскольку истец требовал сначала устранить недостатки товара и предоставить недостающую документацию, поскольку он ее не получил, то отказался от исполнения договора поставки, уведомил об этом ответчика и потребовал возврата уплаченной за товар денежной суммы , а также возмещения убытков в виде компенсации транспортных расходов и упущенной выгоды.
    Ответчик иск не признал согласно доводам, изложенным ранее, кроме того, указал, что истцом не доказан факт несения расходов по оплате транспортных услуг, а также расходов по оплате услуг представителя, поскольку в платежных поручениях, которые представлены в подтверждение оплаты, отсутствует дата списания денежных средств.
    Заслушав представителей лиц, участвующих в деле, рассмотрев материалы дела, суд
    УСТАНОВИЛ:
    Как следует из материалов дела, 09 сентября 2013 года между ООО «АТП» (далее – покупатель, истец) и ОАО «УТМ» (далее – поставщик, ответчик) был заключен договор поставки No 659-1/934.
    Пунктом 1.1. названного договора в редакции дополнительного соглашения от 10.09.2013г. предусмотрено, что поставщик обязуется изготовить и поставить покупателю комплектующие, запасные части к грузовому железнодорожному транспорту, а покупатель принять и оплатить товар, наименование, номенклатурный номер, стоимость, количество, срок поставки которого указаны в спецификациях к договору. Спецификации к договору являются его неотъемлемой частью.
    Согласно спецификации No 1, являющейся неотъемлемой частью договора поставки, ОАО «УТМ» обязалось поставить в адрес ООО «АТП» товар – автосцепку СА-3 (чертеж 106.01.000-0-05СБ) в количестве 420 штук, по цене 19000 руб. 00 коп. (без НДС), на общую сумму 9416400 руб. 00 коп. (с учетом НДС).
    Согласно платежному поручению No 562 от 11.09.2013 истец оплатил подлежащий поставке товар в полном объеме в сумме 9416400 руб. 00 коп.
    В соответствии с товарными накладными No Н130895 от 17.09.2013г., No Н130902 от 18.09.2013г., ответчик поставил истцу автосцепку СА-3м чертеж No 106.01.000-05СБ в количестве 205 штук.
    Из материалов дела также следует, что между ООО «АТП» (поставщик) и ООО «УТМ» (покупатель) 27 апреля 2011 года был заключен договор поставки No 016.
    Согласно названному договору и спецификации к нему No 16 от 02.09.2013 года ООО «АТП» обязалось поставить ООО «МПГ» товар – автосцепку СА-3 (чертеж 106.01.000-0-05СБ), завод- изготовитель ОАО «УТМ», в количестве 420 единиц на общую сумму 9991296 руб. 00 коп.
    Поскольку у ООО «МПГ» также имелись договорные отношения по поставке автосцепки СА-3 ч. 106.01.000-0-05СБ в количестве 420 шт. с ОАО «ЗМК», в целях исполнения условий договора, заключенного с ООО «МПГ», приобретенную у ответчика продукцию истец направил в адрес ОАО «ЗМК».
    Таким образом, спорная продукция в количестве 205 штук была направлена в адрес ОАО «ЗМК» и поступила к последнему согласно товарным накладным No 90 от 17.09.2013г., No 91от 18.09.2013г.
    При принятии продукции у конечного получателя – ОАО «ЗМК» комиссией в составе генерального директора по качеству, начальника ОМТС и старшего инспектора ЦТА ОАО «РЖД» 25.09.2013 составлен акт приемки, из которого следует, что в паспорте на корпус автосцепки 106.01.001-2 отсутствует отметка о приемке продукции инспектором-приемщиком ЦТА ОАО «РЖД», сертификат соответствия No ССФЖТ RU.ТМ0101.А.08745 от 16.12.2011 на корпус автосцепки приостановлен 27.08.2013, а также отсутствуют оригиналы сертификатов качества.
    О наличии данных обстоятельств ОАО «ЗМК» уведомило ООО «МПГ», а последнее – истца.
    В свою очередь ООО «АТП» 24.09.2013 года направило в адрес ответчика претензию, в которой указал, что поставленный товар не соответствует требованиям стандарта СТО РЖД 1.05.003-2006, не имеет надлежащим образом оформленных сертификатов качества и не прошел обязательную для этого товара приемку инспектором ЦТА ОАО «РЖД».
    Ссылаясь на данные обстоятельства, истец потребовал ответчика принять поставленную продукцию обратно.
    Как следует из представленных в дело товарных накладных, переписки сторон, поставленная продукция – автосцепка – истцом ответчику возвращена в количестве 205шт., денежные средства, перечисленные истцом в оплату подлежащего поставке товара, возвращены ответчиком истцу по платежному поручению No 152 от 10.10.2013г.
    В связи с ненадлежащим исполнением ответчиком обязательств по поставке товара, истец просит взыскать с последнего убытки в виде упущенной выгоды как разницу между стоимостью приобретенной у ответчика продукции и стоимостью продукции, которую истец должен был поставить в адрес третьего лица – ООО «МПГ», за вычетом расходов по ее доставке в адрес последнего, кроме того, транспортные расходы в сумме 132000 руб. 00 коп., связанные с возвратом товара ненадлежащего качества, которые понес истец по причине ненадлежащего исполнения ответчиком обязательств по договору No 659-1/934 от 09.09.2013г.
    Согласно ст. 506 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору поставки поставщик-продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием.
    На основании ст. 469 Гражданского кодекса Российской Федерации продавец обязан передать покупателю товар, качество которого соответствует договору купли-продажи. Если в установленном законом порядке предусмотрены обязательные требования к качеству продаваемого товара, то продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязан передать покупателю товар, соответствующий этим обязательным требованиям.
    Исходя из содержания п. 1 ст. 474 Гражданского кодекса Российской Федерации порядок проверки качества товара может устанавливаться обязательными требованиями государственных стандартов. В случаях, когда порядок проверки установлен обязательными требованиями государственных стандартов, порядок проверки качества товаров, определяемый договором, должен соответствовать этим требованиям.
    Как следует из материалов дела, ответчик обязался поставить истцу автосцепку СА-3 (чертеж 106.01.000-0-05СБ).
    Согласно Постановлению Правительства РФ от 01.12.2009 N 982 “Об утверждении единого перечня продукции, подлежащей обязательной сертификации, и единого перечня продукции, подтверждение соответствия которой осуществляется в форме принятия декларации о соответствии”, наименованию раздела 3183 «Вагоны широкой колеи для промышленности, вагоны узкой колеи, вагоны пассажирские магистральные, вагоны городского транспорта (впервые выпускаемые в обращение или прошедшие процедуру продления (назначения нового) срока службы)» подлежат обязательной сертификации автосцепка и корпус автосцепки.
    Из материалов дела следует и не оспаривается ответчиком, что сертификат No ССФЖТ RU.ТМ01.А.08745 на корпус автосцепки СА-3 чертеж 106.01.001-2 ОАО «Уралтрансмаш» приостановлен 27.08.2013г.
    Согласно п. 163 Постановления Правительства РФ от 15.07.2010 N 524 “Об утверждении технического регламента о безопасности железнодорожного подвижного состава” сертификат соответствия на продукцию, в состав которой входят составные части, подлежащие обязательному подтверждению соответствия, может быть выдан только при наличии сертификатов соответствия или деклараций о соответствии на эти составные части. В приложении к сертификату соответствия делается запись о том, что маркирование продукции знаком соответствия осуществляется только при наличии сертификатов соответствия или деклараций о соответствии на подлежащие обязательному подтверждению соответствия составные части.
    Согласно ст. 28 Федерального закона от 27.12.2002 N 184-ФЗ “О техническом регулировании” заявитель (физическое или юридическое лицо, которое для подтверждения соответствия принимает декларацию о соответствии или обращается за получением сертификата соответствия, получает сертификат соответствия) обязан приостанавливать или прекращать реализацию продукции, если действие сертификата соответствия или декларации о соответствии приостановлено либо прекращено.
    В пункте 4 второго листа сертификата соответствия No ССФЖТ RU.ЦВ.А.10024 на автосцепку СА-3, конструкторская документация 106.01.000-0, от 30.05.2013г. указано, что действие сертификата соответствия распространяется на автосцепки СА-3 (конструкторская документация 106.01.000-0), изготавливаемые ОАО «УТМ» на производственных площадях, расположенных по адресу: ул. ФБ, д. 29, г. Екатеринбург, 620000, и только при наличии сертификата соответствия на корпус автосцепки по НБ ЖТ ТМ 02-98.
    С учетом данных положений нормативных актов, а также установленных обстоятельств, ответчик 27.08.2013г. (в том числе в период спорной поставки) обязан был приостановить реализацию автосцепки, составной частью которой является ее корпус и действие сертификата соответствия на который было приостановлено органом по сертификации.
    Таким образом, суд полагает доказанным истцом факт поставки ответчиком товара ненадлежащего качества и, соответственно, не исполненными условия спорного договора поставки.
    Согласно статье 2 Федерального закона от 27.02.2003 N 29-ФЗ (ред. от 21.11.2011) “Об особенностях управления и распоряжения имуществом железнодорожного транспорта” единый хозяйствующий субъект – открытое акционерное общество “Российские железные дороги”, создаваемое в процессе приватизации имущества федерального железнодорожного транспорта.
    Пунктом 2 статьи 6 названного закона предусмотрено, что единый хозяйствующий субъект осуществляет свою деятельность исходя из следующих основных принципов: сохранение единства и централизованного управления инфраструктурой железнодорожного транспорта общего пользования, находящейся в собственности единого хозяйствующего субъекта; обеспечение устойчивой работы единого хозяйствующего субъекта и безопасности осуществляемой им эксплуатации железнодорожного транспорта, в том числе перевозок в условиях военного положения и чрезвычайного положения.
    Согласно п.1.3., 1.6., 1.7. Приложения 2 к распоряжению ОАО “РЖД” от 31 декабря 2008 г. N 2910р “Об обеспечении качества машиностроительной продукции” для целей настоящего документа под продукцией понимаются все виды подвижного состава, его составные части, компоненты, используемые в железнодорожной инфраструктуре, и их составляющие, которые по законодательству о техническом регулировании, техническим требованиям и техническим условиям на изготовление или по условиям договоров (контрактов) подлежат обязательному подтверждению соответствия, инспекционному и приемочному контролю. К продукции относятся все виды капитального ремонта и модернизации подвижного состава и его составных частей.
    Инспекционный и приемочный контроль как неотъемлемые элементы технологических процессов изготовления и приемки продукции должны проводиться, если это требуется нормативной и технической документацией, на определенных этапах производства с установленной периодичностью и в соответствии с верифицированными программами и методиками, определенными техдокументацией на продукцию формами и методами контроля.
    Продукция, для которой установлен инспекционный и приемочный контроль, изготовленная без этих процедур, не может считаться полностью готовой как не прошедшая полного технологического цикла производства и относится к неготовой продукции. Такая продукция оценивается как несоответствующая, которая не допускается к обращению и использованию по назначению в рамках холдинга ОАО “РЖД”.
    Согласно п. 86 Перечня продукции, подлежащей инспекционному и приемочному контролю Центром технического аудита по условиям обеспечения безопасности железнодорожных перевозок, утвержденного распоряжением ОАО «РЖД» от 09.08.2013 года, корпус автосцепки должен быть принят Центром технического аудита по условиям обеспечения безопасности железнодорожных перевозок ОАО «РЖД».
    Из акта от 25.09.2013г. следует, что в паспорте на корпус автосцепки 106.01.001-2 отметка о приемке отсутствовала. Факт отсутствия данной отметки ответчик не оспаривал, указывая, что в такой приемке нет необходимости, так как это не предусмотрено договором между истцом и ответчиком.
    Между тем из указанных положений нормативных актов суд установил необходимость приемки продукции Центром технического аудита по условиям обеспечения безопасности железнодорожных перевозок ОАО «РЖД».
    При этом суд отклоняет довод ответчика о том, что продукция могла приобретаться истцом для комплектации внутризаводского транспорта без права выхода на пути ОАО «РЖД».
    Согласно дополнительному соглашению от 10.09.2013 г. к спорному договору поставки, поставщик обязался изготовить и поставить покупателю комплектующие, запасные части к грузовому железнодорожному транспорту. При этом указание на то, что товар поставляется для собственных нужд, без эксплуатации на федеральном ж/д транспорте или для поставки за пределы РФ, сторонами при подписании дополнительного соглашения из текста договора был исключен.
    Таким образом, ответчик при подписании договора согласовал необходимость поставки продукции, которая должна отвечать требованиям по качеству, предусмотренным нормативными актами для эксплуатации на федеральном железнодорожном транспорте.
    Суд отклоняет возражения ответчика относительно недоказанности поставки продукции ненадлежащего качества в связи с отсутствием приемки продукции по правилам Инструкций П-6, П-7, необходимость применения
    которых при приемке товара предусмотрена п. 3.1. договора.
Пунктом 16 “Инструкции о порядке приемки продукции производственно – технического назначения и товаров народного потребления по качеству” (утв. Постановлением Госарбитража СССР от 25.04.1966 N П-7) (ред. от 14.11.1974, с изм. от 22.10.1997) предусмотрено, что при обнаружении несоответствия качества, комплектности, маркировки поступившей продукции, тары или упаковки требованиям стандартов, технических условий, чертежам, образцам (эталонам), договору либо данным, указанным в маркировке и сопроводительных документах, удостоверяющих качество продукции (п. 14 настоящей Инструкции), получатель приостанавливает дальнейшую приемку продукции и составляет акт, в котором указывает количество осмотренной продукции и характер выявленных при приемке дефектов. Получатель обязан обеспечить хранение продукции ненадлежащего качества или некомплектной продукции в условиях, предотвращающих ухудшение ее качества и смешение с другой однородной продукцией.
    Получатель также обязан вызвать для участия в продолжении приемки продукции и составления двустороннего акта представителя иногороднего изготовителя (отправителя), если это предусмотрено в Основных и Особых условиях поставки, других обязательных правилах или договоре.
    Согласно п. 3.3. договора No 659-1/934 от 09.09.2013 при обнаружении недостачи, скрытых дефектов товара (которые не могли быть обнаружены в момент приемки) вызов представителя поставщика обязателен.
    Пунктом 9 названной инструкции предусмотрено, что скрытыми недостатками признаются такие недостатки, которые не могли быть обнаружены при обычной для данного вида продукции проверке и выявлены лишь в процессе обработки, подготовки к монтажу, в процессе монтажа, испытания, использования и хранения продукции.
    Между тем в ходе приемки скрытые недостатки, недостача товара, обнаружены не были.
    Согласно п. 5 указанной инструкции продукция, поступившая в исправной таре, принимается по качеству и комплектности, как правило, на складе конечного получателя.
    Пунктом 14 Инструкции П-7 предусмотрено, что приемка продукции по качеству и комплектности производится в точном соответствии со стандартами, техническими условиями, Основными и Особыми условиями поставки, другими обязательными для сторон правилами, а также по сопроводительным документам, удостоверяющим качество и комплектность поставляемой продукции (технический паспорт, сертификат, удостоверение о качестве, счет – фактура, спецификация и т.п.). Отсутствие указанных сопроводительных документов или некоторых из них не приостанавливает приемку продукции.
    В этом случае составляется акт о фактическом качестве и комплектности поступившей продукции и в акте указывается, какие документы отсутствуют.
    Пунктом 40 Инструкции П-7 предусмотрено, что претензия, вытекающая из поставки продукции, не соответствующей по качеству, комплектности, таре, упаковке и маркировке стандартам, техническим условиям, чертежам, рецептурам, образцам (эталонам), предъявляется получателем (покупателем) изготовителю (отправителю, поставщику) в установленный срок.
    Если изготовитель или его местонахождение получателю (покупателю) не известны, претензия в двух экземплярах посылается отправителю (поставщику), который немедленно после ее получения, обязан направить один экземпляр изготовителю, известив об этом получателя (покупателя).
    К претензии о поставке продукции ненадлежащего качества или некомплектной должны быть приложены акт и документы, указанные в п.п. 31 и 34 настоящей Инструкции, если их нет у изготовителя (отправителя, поставщика), а также документы, подтверждающие реализацию скоропортящейся продукции по указанию органов санитарного надзора, если продукция к моменту предъявления претензии реализована.
    При приемке поставленной продукции не имелось скрытых недостатков, продукция принималась в месте нахождения конечного получателя, таким образом, требования Инструкции П-7 при приемке продукции соблюдены.
    Согласно ст. 464 ГК РФ если продавец не передает или отказывается передать покупателю относящиеся к товару принадлежности или документы, которые он должен передать в соответствии с законом, иными правовыми актами или договором купли-продажи (пункт 2 статьи 456), покупатель вправе назначить ему разумный срок для их передачи.
    В случае, когда принадлежности или документы, относящиеся к товару, не переданы продавцом в указанный срок, покупатель вправе отказаться от товара, если иное не предусмотрено договором.
    Из материалов дела следует, что истец уведомлял ответчика о необходимости предоставить сертификат качества на продукцию, с печатью приемщика ЦТА (письмо истца No 438 от 23.09.2013г.), между тем данные требования ответчик не исполнил. Следует отметить, что данные требования ответчик не мог исполнить, поскольку действие сертификата соответствия на корпус автосцепки было приостановлено, кроме того, по утверждению самого ответчика, приёмка продукции приёмщиком ЦТА на ОАО «УТМ» на тот момент не осуществлялась.
    Письмом No 439 от 24.09.2013г. покупатель (истец) отказался от товара, в свою очередь, ответчик в письме No 655-11/1401 от 25.09.2013г. сообщил, что готов принять обратно поставленную продукцию, а также возместить истцу транспортные расходы.
    Как указывалось выше, поставленная продукция возвращена ответчику, денежные средства за подлежащую поставке продукцию возвращены истцу в полном объеме.
    Согласно п. 10.1. договора поставки No 659-1/94 от 09.09.2013г. срок его действия – до 31 декабря 2013г.
 Пунктом 4 статьи 425 ГК РФ предусмотрено, что окончание срока действия договора не освобождает стороны от ответственности за его нарушение.
    Согласно п. 10.2. договора прекращение (окончание) срока действия настоящего договора влечет за собой прекращение обязательств сторон по нему, но не освобождает стороны договора от ответственности за его нарушения, если таковые имели место при исполнении условий настоящего договора.
    На основании статьи 393 Гражданского кодекса Российской Федерации должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.
    В силу пункта 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.
    Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
    Для взыскания убытков лицо, требующее их возмещения, должно доказать факт совершения ответчиком противоправных действий, наличия причинной связи между допущенным нарушением и возникшими убытками, их размер.
    По общему правилу размер упущенной выгоды равен величине, на которую могло бы увеличиться, но не увеличилось имущество потерпевшего. Размер упущенной выгоды определяется исходя из характера нарушения договорных обязательств, а не содержания самого обязательства. Иными словами, необходимо выяснить, какое было бы положение потерпевшей стороны, если бы она и ее контрагент надлежащим образом исполнили договор. Требуется также определить ту денежную сумму, получение которой поставило бы потерпевшую сторону в такую же финансовую ситуацию, как если бы договор был исполнен.
    Согласно разъяснением, данным в п.11 совместного постановления Пленума Верховного Суда и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 года No6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского Кодекса РФ», размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено. В частности, по требованию о возмещении убытков в виде неполученного дохода, причиненных недопоставкой сырья или комплектующих изделий, размер такого дохода должен определяться исходя из цены реализации готовых товаров, предусмотренной договорами с покупателями этих товаров, за вычетом стоимости недопоставленного сырья или комплектующих изделий, транспортно-заготовительских расходов и других затрат, связанных с производством готовых товаров.
    Из материалов дела следует, что между ООО «АТП» (поставщик) и ООО «МПГ» (покупатель) 27 апреля 2011 года был заключен договор поставки No 016.
    Согласно названному договору и спецификации к нему No 16 от 02.09.2013 года ООО «АТП» обязалось поставить ООО «МПГ» товар – автосцепку СА-3 (чертеж 106.01.000-0-05СБ), завод- изготовитель ОАО «УТМ», в количестве 420 единиц на общую сумму 9991296 руб. 00 коп.
    Из представленных в дело доказательств (писем сторон и третьих лиц, договоров и спецификаций к ним) четко просматривается взаимосвязь и взаимозависимость между договором поставки истца и ответчика, и договором поставки между истцом и третьим лицом ООО «МПГ», перед которым у истца в спорный период существовала обязанность по поставке товара того же рода и вида, с теми же качественными характеристиками.
    Таким образом, в связи с нарушением ответчиком обязательств по договору поставки истец не исполнил обязательства перед ООО «МПГ», не осуществил поставку ему товара, хотя намеревался это сделать и при надлежащем исполнении обязательств со стороны ответчика исполнил бы свои обязательства перед третьим лицом, получив денежные средства в сумме 9991296 руб. 00 коп.
    Таким образом, разница между ценой подлежащей поставке продукции в адрес ООО «МПГ» и ценой продукции по спорному договору, за вычетом расходов по ее доставке ООО «МПГ», составляет 484896 руб. 00 коп.
    Данные денежные средства подлежат взысканию с ответчика в качестве упущенной выгоды на основании ст. ст. 15, 393 ГК РФ.
    Кроме того, суд считает необходимым удовлетворить требования истца в части взыскания транспортных расходов по возврату продукции ненадлежащего качества в адрес ответчика в размере 132000 руб. 00 коп., поскольку размер причиненных истцу убытков подтвержден материалам дела, указанные расходы понесены истцом в связи с виновными действиями ответчика, находятся в причинной связи с ними.
    В подтверждение несения данных расходов истцом представлены акты No 156 от 04.10.2013г. на сумму 65000 руб. 00 коп., No 425 от 02.10.2013г. на сумму 67000 руб. 00 коп., счет-фактуры к ним с указанием на транспортные услуги по возврату автосцепки в количестве 205 штук, платежные поручения No 615 от 04.10.2013г. на сумму 65000 руб. 00 коп., No 610 от 03.10.2013г на сумму 67000 руб. 00 коп.
    Доводы ответчика недоказанности факта перечисления денежных средств в связи с отсутствием в платежных поручениях в графе «списано со счета» даты списания, суд отклоняет, поскольку отсутствие данной отметки может являться следствием недостатков ведения бухгалтерского учета.
    Кроме того, в силу пункта 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.
    При этом под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб).
    Таким образом, если данные денежные средства поставщикам услуг не были перечислены, соответствующие затраты будут понесены истцом в связи с подтверждением материалами дела факта оказания транспортных услуг.
    В нарушение ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации надлежащих доказательств, опровергающих факт причинения ущерба (убытков) в результате ненадлежащего исполнения договорных обязательств (наличие иных обстоятельств, являющихся причиной возникновения убытков), иной размер убытков, заявленных ко взысканию, а также доказательств отсутствия его вины, ответчиком представлено не было.
    Истцом заявлено требование о взыскании с ответчика расходов на оплату услуг представителя в сумме 40000 рублей, понесенных истцом в связи с рассмотрением настоящего дела.
    Согласно ст.101 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы состоят из госпошлины и судебных издержек, связанных с рассмотрением дела арбитражным судом.
    В соответствии со ст.106 названного Кодекса к судебным издержкам, связанным с рассмотрением дела в арбитражном суде, относятся денежные суммы, подлежащие выплате экспертам, специалистам, свидетелям, переводчикам, расходы, связанные с проведением осмотра доказательств на месте, расходы на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь (представителей), расходы юридического лица на уведомление о корпоративном споре в случае, если федеральным законом предусмотрена обязанность такого уведомления, и другие расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в связи с рассмотрением дела в арбитражном суде.
    В силу ч.2 ст.110 АПК РФ расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах.
    По заявлению лица, участвующего в деле, на которое возлагается возмещение судебных расходов, арбитражный суд вправе уменьшить размер возмещения, если этим лицом представлены доказательства их чрезмерности (ч. 3 ст.111 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
    Согласно п.3 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 05.12.2007 No 121 «Обзор судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах» лицо, требующее возмещения расходов на оплату услуг представителя, доказывает их размер и факт выплаты, другая сторона вправе доказывать их чрезмерность.
    Вместе с тем, если сумма заявленного требования явно превышает разумные пределы, а другая сторона не возражает против их чрезмерности, суд в отсутствие доказательств разумности расходов, представленных заявителем, в соответствии с ч.2 ст.110 возмещает такие расходы в разумных, по его мнению, пределах.
    Из п.20 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.08.2004 No82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» следует,

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*