Login

Lost your password?
Don't have an account? Sign Up

Великолепная победа адвоката – условное, а не реальное наказание за убийство, ч. 1 ст. 105 УК РФ.

ChestakovБлагодаря правильно выбранной адвокатом тактике защиты, гражданин был осуждён условно за убийство – преступление, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Подобный факт кажется невероятным, учитывая, что данное преступление относится к категории особо тяжких и за него предусмотрено наказание исключительно в виде лишения свободы на срок от 6 до 15 лет, а также принимая во внимание судебную практику

Гражданин Л. обвинялся в том, что он, на почве личных неприязненных отношений, в ходе ссоры, нанес потерпевшему Б. ножом не менее четырех ударов в жизненно-важные части тела, а именно: не менее двух ударов в переднюю поверхность грудной клетки слева и не менее двух ударов в голову. В результате умышленных преступных действий Л., направленных на убийство потерпевшего Б. последнему согласно заключению судебно-медицинского эксперта было причинено слепое колото-резаное ранение (рана) передней поверхности грудной клетки слева (окологрудинная линия, 5 межреберье), проникающее в левую половину плевральной полости и полость сердечной сорочки, включающее в себя: сквозное ранение передней стенки правого желудочка, сквозное ранение межжелудочковой перегородки; кровоизлияние в левую плевральную полость (1 литр), малокровие внутренних органов, кровоизлияние под эндокард левого желудочка (пятно Минакова), острую кровопотерю, причинившее потерпевшему Б. тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни (вред здоровью, опасный для жизни человека, который по своему характеру непосредственно создает угрозу для жизни), и в данном конкретном случае явилось причиной его смерти, наступившей в ту же ночь на месте происшествия вследствие кровоизлияния в левую плевральную полость (1 литр) и развития острой кровопотери. Данное повреждение состоит в прямой причинно-следственной связи с причиной смерти Б.

Вину в совершении инкриминируемого деяния Л. признал полностью. Уже в ходе первых допросов, со слов подозреваемого, выяснилось, что он несколько лет страдает заболеванием сердечно-сосудистой системы. Он состоял на учете у врача кардиолога, но никаких медицинских документов, подтверждающих наличие и тяжесть заболевания, представить на тот момент не мог. После первоначальных следственных действий защитник фактически занялся организацией медицинского обследования обвиняемого. Были истребованы медицинские документы из лечебных учреждений. По настоянию адвоката, Л. прошел медицинскую комиссию для решения вопроса об установлении ему инвалидности.

Впоследствии, когда уголовное дело находилось на рассмотрении в суде, Л. была установлена 2-я группа инвалидности. В судебном заседании, по инициативе стороны защиты, был допрошен лечащий врач Л. Далее, по ходатайству защитника Л. был направлен на медицинское освидетельствование на предмет наличия заболевания, включенного в Перечень заболеваний, препятствующих содержанию под стражей подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений, утвержденный Постановлением Правительства РФ «О медицинском освидетельствовании подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», а также заболевания, включенного в Перечень заболеваний, препятствующих отбыванию наказания в виде лишения свободы, утвержденный Постановлением Правительства РФ «О медицинском освидетельствовании осужденных, представляемых к освобождению от отбытия наказания в связи с болезнью».

Компетентная комиссия врачей подтвердила факт того, что Л. страдает заболеванием, включенным в указанные перечни.

Итогом последовательных и грамотных действий адвоката явился приговор, согласно которому Л. осужден за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 105 УК РФ, и ему назначено наказание в виде лишения свободы на срок 6 (шесть) лет без ограничения свободы. На основании ст. 73 УК РФ суд назначенное наказание счел условным с установлением Л. испытательного срока в 5 (пять) лет.

Эффективная защита по уголовным делам адвокатами нашей коллегии, приносят плоды: вместо реального наказания – “условное наказание” в условиях существующих реалий российского судопроизводства, фактически приравнивается к ПОБЕДЕ!

Шестаков Игорь Викторович, адвокат Урало-Сибирской коллегии адвокатов Свердловской области.

 

2 comments

  1. УСКА

    Часть 1:
    Уголовное дело № 1-____/2014
    П Р И Г О В О Р
    ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
    г. М __ ___ 20__ года
    Судья _____ районного суда г. М _____ области С.А.А.,
    при секретаре Ж.Ю.П.,
    с участием государственного обвинителя – помощника прокурора ______ района г. М Б.А.Н.,
    потерпевшей Б.Н.В.,
    подсудимого Л.Н.Н.,
    защитника – адвоката Шестакова И.В., представившего ордер и удостоверение,
    рассмотрев в открытом судебном заседании в зале суда материалы уголовного дела в отношении Л.Н.Н. родившегося <дата обезличена> в <адрес обезличен>, гражданина Российской Федерации, имеющего среднее специальное образование, невоеннообязанного, не работающего, состоящего в фактических брачных отношениях, детей и иждивенцев не имеющего, являющегося <данные изъяты>, проживающего без регистрации в <адрес обезличен> по адресу: <адрес обезличен>, имеющего временную регистрацию <адрес обезличен> по адресу: <адрес обезличен>, не судимого, под стражей по данному уголовному делу не содержавшегося,
    обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.105 УК РФ,
    У С Т А Н О В И Л
    В период с <данные изъяты> часов <дата обезличена> до <данные изъяты> часа <дата обезличена> в <адрес обезличен> <адрес обезличен> <адрес обезличен> между находившимися в состоянии алкогольного опьянения Л.Н.Н. и Б.А.Н. на почве личных неприязненных отношений внезапно произошла ссора, в ходе которой у Л.Н.Н. возник преступный умысел, направленный на убийство, то есть умышленное причинение смерти Б.А.Н. Реализуя свой преступный умысел, Л.Н.Н. взял в руки кухонный нож и нанес Б.А.Н. клинком указанного ножа не менее четырех ударов в жизненно-важные части тела, а именно: не менее двух ударов в переднюю поверхность грудной клетки слева и не менее двух ударов в голову.
    В результате умышленных преступных действий Л.Н.Н., направленных на убийство потерпевшего Б.А.Н., последнему согласно заключению судебно-медицинского эксперта было причинено слепое колото-резаное ранение (рана) передней поверхности грудной клетки слева (окологрудинная линия, 5 межреберье), проникающее в левую половину плевральной полости и полость сердечной сорочки, включающее в себя: сквозное ранение передней стенки правого желудочка, сквозное ранение межжелудочковой перегородки; кровоизлияние в левую плевральную полость (1 литр), малокровие внутренних органов, кровоизлияние под эндокард левого желудочка (пятно Минакова), острую кровопотерю, причинившее потерпевшему Б.А.Н. тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни (вред здоровью, опасный для жизни человека, который по своему характеру непосредственно создает угрозу для жизни), и в данном конкретном случае явилось причиной его смерти, наступившей в ту же ночь на месте происшествия вследствие кровоизлияния в левую плевральную полость (1 литр) и развития острой кровопотери. Данное повреждение состоит в прямой причинно-следственной связи с причиной смерти Б.А.Н.
    Кроме изложенных повреждений подсудимый причинил потерпевшему: колото-резаную рану мягких тканей на передней поверхности грудной клетки слева (по средне-ключичной линии в 7 межреберье), резаную рану мягких тканей на верхней губы справа, ссадину на лице слева (скуловая область). Указанные повреждения к причине смерти они отношения не имеют, у живых лиц причиняют лёгкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья, а такое повреждение, как единичная ссадина, обычно вреда здоровью не причиняет.
    Допрошенный в судебном заседании подсудимый Л.Н.Н. заявил о полном признании вины, воспользовавшись правом, предусмотренным положениями ч.1 ст. 51 Конституции РФ, от дачи показаний отказался.
    Заявления подсудимого о совершении им инкриминируемого преступления подтверждаются совокупностью исследованных судом доказательств. В том числе содержанием исследованных в порядке п.3 ч.1 ст.276 УПК РФ показаний Л.Н.Н., данных им на стадии предварительного следствия.
    Из показаний Л.Н.Н. , данных им при производстве допроса в качестве обвиняемого, видно, что вину совершении убийства Б.А.Н. Л.Н.Н. признал полностью и сообщил, что <данные изъяты> <дата обезличена> он с Б.Т.А. и супругами Б. распивали спиртные напитки в <адрес обезличен>. Около <данные изъяты> часов между супругами Б. произошла ссора и он попросил их уйти. В ответ на это Б.А.Н. начал выражаться в его адрес грубой нецензурной бранью, а затем нанес ему (Л.Н.Н.) кулаками не менее семи ударов в лицо, от которых он упал на пол, оперевшись на руки и колени. Б.А.Н. нанес ему ногой не менее двух ударов в живот и не менее двух ударов по спине. Б.Т.А. и Б.Н.В. оттащили от него Б.А.Н. и отвели последнего в тамбур. Б.Н.В., поднимая его (Л.Н.Н.) случайно поцарапала ему лицо. От злости он укусил Б.Н.В. за палец руки. Б.Н.В. зашла в ванную, а Б.Т.А. ушла в комнату. Б.А.Н. продолжал выражаться в его адрес нецензурной бранью. Ему надоели оскорбления Б.А.Н., и он решил напугать его ножом. Он пошел на кухню, взял кухонный нож, которым решил напугать Б.А.Н., полагая, что тот успокоится и уйдет. Б.А.Н., увидев у него в руках нож, начал еще больше его оскорблять нецензурной бранью. Он сильно разозлился на Б.А.Н. и решил убить его, поскольку хотел, чтобы Б.А.Н. прекратил его оскорблять и покинул его квартиру. С этой целью он нанес Б.А.Н. один удар ножом в переднюю поверхность грудной клетки, после чего нанес второй удар ножом в грудную клетку. Он наносил удары Б.А.Н. в грудную клетку, поскольку знал, что там находятся жизненно-важные органы, повреждение которых может повлечь смерть человека. Когда он вынул нож из тела Б.А.Н., последний по стене сполз на пол тамбура. Поняв, что убил Б.А.Н., он пошел в кухню, положил нож именно в то место, где его взял.
    том №1, л.д. 133-138,
    Из показаний Л.Н.Н., данных при производстве дополнительного допроса в качестве обвиняемого, видно, что он дал показания аналогичные приведенным выше и сообщил, что <дата обезличена> около <данные изъяты> часов между ним и Б.А.Н., находящимися в состоянии алкогольного опьянения, в <адрес обезличен> возникла ссора по причине того, что он попросил потерпевшего и его супругу покинуть указанную квартиру. Б.А.Н. нанес ему кулаками не менее семи ударов в лицо, от которых он упал на пол, а также нанес ему (Л.Н.Н.) ногами не менее двух ударов в живот и не менее двух ударов по спине. Б.Т.А. и Б.Н.В. оттащили Б.А.Н. в тамбур. Б.Н.В., поднимая его (<ФИО>9) с пола, случайно поцарапала ему лицо. От злости он укусил Б.Н.В. за палец руки и она зашла в ванную, а Б.Т.А. ушла в комнату. Он потребовал, чтобы Б.А.Н. ушел из квартиры, но последний продолжал выражаться в его адрес нецензурной бранью и не уходил. С целью напугать Б.А.Н., он взял с разделочного стола в кухне нож, с которым вышел в коридор. Когда Б.А.Н., увидел в его руке нож, он начал еще больше оскорблять его. В этот момент он сильно разозлился на Б.А.Н. и решил убить его, поскольку хотел, чтобы Б.А.Н. прекратил оскорблять его и покинул его квартиру. С этой целью он нанес Б.А.Н. удар ножом в переднюю поверхность грудной клетки, после чего нанес второй удар ножом в грудную клетку. Когда он вынул нож из тела Б.А.Н., последний по стене сполз на пол тамбура. Б.Т.А. вызвала карету скорой медицинской помощи. Через некоторое время на место приехала бригада скорой помощи, которая констатировала смерть Б.А.Н. Так же он (Л.Н.Н. ) уточнил, что при производстве допроса в качестве подозреваемого, в ходе проверки его показаний на месте, с целью избежать уголовной ответственности, он пояснял следователю, что Б.А.Н. первый взял нож, которым пытался нанести ему удары, а он выбил нож у Б.А.Н. и с целью защиты нанес ему указанным ножом два удара, от которых потерпевший скончался.
    том №1, л.д. 236-238,
    Из показаний Л.Н.Н. , данных при производстве дополнительных допросов в качестве обвиняемого, видно, что вину в совершении убийства Б.А.Н. он признал полностью, при этом подтвердил вышеизложенные ранее данные им показания. Дополнив их, сообщил, что он наносил удары ножом в грудную клетку потерпевшего, поскольку знал, что там находятся жизненно-важные органы, повреждение которых может повлечь смерть человека. Он также не исключает причинения им Б.А.Н. ножом резаной раны на губе справа и ссадины в скуловой области слева, но не помнит, при каких обстоятельствах он их причинил. Полагает, что мог это сделать в момент нанесения ударов в грудную клетку, поскольку Б.А.Н. мог защищаться.
    том №2, л.д. 57 -59, л.д. 80-84,
    Оценивая указанные доказательства, суд учитывает, что протоколы допросов составлены с соблюдением требований УПК РФ, показания даны Л.Н.Н. после разъяснения положений ст. 47 УПК РФ и ст. 51 Конституции РФ, в присутствии адвоката, в полной мере отвечают предъявляемым к доказательствам требованиям об относимости и допустимости.
    Суд приходит к выводу, что приведенные выше показания подсудимого свидетельствуют о правильности квалификации его действий по ч. 1 ст. 105 УК РФ, поскольку Л.Н.Н. прямо указал на наличие у него умысла на убийство потерпевшего, реализуя который он нанес Б.А.Н. два удара ножом в область расположения жизненно-важных органов – грудную клетку слева.
    В ходе производства допроса <дата обезличена> в качестве подозреваемого и дополнительного допроса <дата обезличена> в качестве подозреваемого, описывая обстоятельства, предшествующие совершению преступления, Л.Н.Н. сообщил, что в ночь с <дата обезличена> на <дата обезличена> в <адрес обезличен> <адрес обезличен>, в ходе ссоры, возникшей между ним и потерпевшим, именно Б.А.Н. взял на кухне нож и вернулся в коридор. Он вытолкал Б.А.Н. в тамбур. Б.А.Н. направил на него клинок ножа, он выбил из руки Б.А.Н. нож, взял его и направил клинок ножа в сторону Б.А.Н., намереваясь напугать его и тем самым успокоить. Однако, в этот момент Б.А.Н. нанес ему кулаком правой руки удар в область переносицы, от чего он испытал боль. Заметив, что Б.А.Н. замахнулся для нанесения следующего удара, разозлившись на Б.А.Н., он решил убить его, поэтому с силой нанес ему два удара клинком ножа в переднюю часть грудной плетки, в область сердца. В момент нанесения удара ножом он понимал, что его жизни ничто не угрожает, и осознавал, что может ударить Б.А.Н. в руку или ногу, что не причинило бы ему тяжелых травм последнему. Но, несмотря на это, он ударил его в область расположения сердца. От полученных ножевых ранений Б.А.Н. оперся на стену тамбура и по стене сполз на пол. Поняв, что Б.А.Н. мертв, он бросил нож на пол. Б.Т.А. вызвала полицию и скорую медицинскую помощь. Прибывшие врачи скорой медицинской помощи констатировали смерть Б.А.Н.
    том № 1, л.д. 56-60, 71-75,
    Оценивая указанные показания Л.Н.Н. в части отрицания умысла на убийство потерпевшего, и его пояснения о том, что Б.А.Н. первым взял нож и направил в его сторону клинок ножа, а он, выбив нож из руки потерпевшего, хотел напугать последнего ножом, суд не находит оснований для признания их относимыми и допустимыми доказательствами, поскольку они опровергаются показаниями Л.Н.Н. , данными при производстве его допроса в качестве обвиняемого <дата обезличена> и в ходе дополнительного допроса Л.Н.Н. в качестве обвиняемого <дата обезличена>, согласно которым, он сильно разозлился на Б.А.Н. и решил убить его, поскольку хотел, чтобы Б.А.Н. прекратил оскорблять его и покинул его квартиру. С этой целью он нанес Б.А.Н. удар ножом в переднюю поверхность грудной клетки, после чего нанес второй удар ножом в грудную клетку. Наносил удары ножом в грудную клетку потерпевшего, поскольку знал, что там находятся жизненно-важные органы, повреждение которых может повлечь смерть человека. При производстве допросов в качестве подозреваемого, в ходе проверки его показаний на месте, с целью избежать уголовной ответственности, он пояснял следователю, что Б.А.Н. первый взял нож, которым пытался нанести ему удары, а он выбил нож у Б.А.Н. и с целью защиты нанес ему указанным ножом два удара.
    Кроме того, показания Л.Н.Н. , данные им при производстве допроса <дата обезличена> в качестве подозреваемого и в ходе дополнительного допроса <дата обезличена> в качестве подозреваемого противоречивы сами по себе и не согласуются с совокупностью исследованных судом доказательств.
    Виновность Л.Н.Н. в совершенном деянии, кроме его собственных показаний, подтверждается совокупностью иных доказательств, в числе которых показания потерпевшей и свидетелей:
    Как следует показаний потерпевшей Б.Н.В. в судебном заседании, а также из исследованных судом в порядке ч.3 ст.281 УПК РФ, показаний последней, данных ею в ходе предварительного следствия, подтвержденных в судебном заседании, своего супруга Б.А.Н. она охарактеризовала отрицательно, как человека злоупотребляющего спиртными напитками, в состоянии алкогольного опьянения конфликтного, неуравновешенного. Л.Н.Н. характеризует положительно, как неконфликтного человека. <дата обезличена> около <данные изъяты> часов она, Б.А.Н., Л.Н.Н. и Б.Т.А. распивали спиртные напитки в <адрес обезличен>. Между ней и Б.А.Н. возник конфликт, в ходе которого последний нанес ей рукой удар в лицо и удар в живот. Л.Н.Н. просил их уйти из квартиры. Б.А.Н. нанес Л.Н.Н. не менее пяти ударов кулаками в лицо, от которых последний упал на пол, а Б.А.Н. нанес Л.Н.Н. не менее двух ударов ногой в живот. Она и Б.Т.А. оттащили Б.А.Н. в тамбур. Помогая Л.Н.Н. встать, она случайно поцарапала ему лицо, в этот момент Л.Н.Н. укусил её за руку, и она пошла в ванную, где она находилась около <данные изъяты> минут. Что происходило в прихожей квартиры, она не слышала. Когда она вышла в тамбур, то обнаружила лежащего на полу Б.А.Н., одежда которого была обпачкана кровью. Рядом стоял Л.Н.Н. Задрав одежду Б.А.Н., она увидела на передней поверхности грудной клетки потерпевшего две раны, обпачканные кровью. Она решила, что указанные повреждения ее мужу причинил Л.Н.Н. , поскольку кроме него это никто сделать не мог. По ее просьбе Б.Т.А. вызвала скорую медицинскую помощь. Прибывшие сотрудники скорой помощи констатировали смерть Б.А.Н. Сотрудникам полиции Л.Н.Н. пояснил, что это он причинил Б.А.Н. ножевые ранения.
    том №1, л.д. 27-34, л.д. 162-169,
    Оценивая показания потерпевшей Б.Н.В. суд принимает их в качестве относимого и допустимого доказательства виновности подсудимого в совершении преступления, поскольку они логичны, последовательны и согласуются с совокупностью исследованных по делу доказательств, в том числе с показаниями Л.Н.Н. , данными им при производстве допроса в качестве обвиняемого, а также с показаниями свидетеля Б.Т.А. об обстоятельствах, предшествующих совершению преступления.
    Из показаний свидетеля Б.Т.А. в судебном заседании, а также из исследованных судом в порядке ч.3 ст.281 УПК РФ, показаний последней, данных ею в ходе предварительного следствия, подтвержденных в судебном заседании следует, что своего сожителя Л.Н.Н. она характеризует как спокойного, неконфликтного человека. Потерпевшего Б.А.Н. она характеризует с отрицательной стороны, поскольку он вспыльчивый, конфликтный, агрессивный, неуравновешенный. <дата обезличена> около <данные изъяты> часов она, Л.Н.Н. и супруги Б. распивали спиртные напитки в <адрес обезличен>. Между супругами Б. возник конфликт, в ходе которого Б.А.Н. нанес своей жене удар кулаком в лицо и удар кулаком по спине. Л.Н.Н. попросил их не скандалить и уйти из квартиры, тогда Б.А.Н. нанес ему кулаками не менее пяти ударов в лицо. От указанных ударов Л.Н.Н. упал на пол, опершись на руки и на колени, а Б.А.Н. нанес ему ногами не менее четырех ударов в живот. Л.Н.Н. продолжал требовать, чтобы они покинули квартиру. Она (Б.Т.А.) оттащила Б.А.Н. в тамбур. Б.Н.В., поднимая Л.Н.Н. , случайно поцарапала ногтями его лицо, в ответ он укусил Б.Н.В. за руку. Б.Н.В. ушла в ванную комнату, чтобы смыть кровь. Она (Б.Т.А.) ушла в комнату и не видела, что происходило в коридоре. Вскоре она вышла в коридор и увидела в проеме входной двери Л.Н.Н. с ножом в руке. Клинок ножа Л.Н.Н. направил в сторону Б.А.Н., стоящего в тамбуре. Л.Н.Н. был зол на Б.А.Н. из-за нанесенных последним телесных повреждений. Затем Л.Н.Н. своим телом закрыл ей обзор, а потом она увидела Б.А.Н., сидящего на полу в тамбуре. Испугавшись, она ушла в комнату. Вскоре по просьбе Б.Н.В. она вызвала скорую медицинскую помощь. Она прошла в тамбур, где увидела лежащего на полу Б.А.Н., одежда которого была в крови. Через некоторое время на место преступления прибыли сотрудники полиции, которым Л.Н.Н. сообщил, что это он причинил Б.А.Н. телесные повреждения в ходе ссоры. Через некоторое время прибыли врачи скорой медицинской помощи, которые констатировали смерть Б.А.Н. После случившегося она видела на кухне на разделочном столе нож длиной около <данные изъяты> см с деревянной рукоятью и длиной клинка более <данные изъяты> см. Клинок ножа был обпачкан веществом бурого цвета. Она поняла, что именно этим ножом Л.Н.Н. причинил Б.А.Н. ножевые ранения. Кроме нее, Л.Н.Н. и супругов Б. в тот день в их квартиру никто не приходил.
    том 1, л.д. 35-40, л.д. 216-222,
    Суд признает показания свидетеля Б.Т.А. относимым и допустимым доказательством виновности Л.Н.Н. в совершении убийства Б.А.Н., поскольку они получены в соответствии с требованиями УПК РФ. Оснований сомневаться в достоверности показаний свидетеля Б.Т.А. у суда не имеется. Данных о наличии у нее причин для оговора Л.Н.Н. сторонами не представлено и судом не установлено.
    Свидетель Б.Т.А. находилась на месте преступления во время его совершения и дала последовательные показания об обстоятельствах, предшествующих его совершению, и последовавших после совершения преступления. Показания указанного свидетеля полностью согласуются с другими исследованным в судебном заседании доказательствами, в том числе с показаниями Л.Н.Н. , данными им при производстве допроса в качестве обвиняемого, а также с показаниями потерпевшей Б.Н.В. В совокупности они неопровержимо свидетельствуют о наличии у подсудимого умысла на совершение убийства потерпевшего и доведении Л.Н.Н. этого умысла до конца.
    Из исследованных судом в порядке ч.1 ст.281 УПК РФ показаний допрошенного в качестве свидетеля <данные изъяты> Т.В.В. следует, что <дата обезличена> в <данные изъяты> часов по сообщению из дежурной части о причинении ножевого ранения, он с инспектором Б.Е.В. прибыли в <адрес обезличен>. В тамбуре указанной квартиры был обнаружен лежащий на полу труп Б.А.В. с ножевыми ранениями грудной клетки. В вышеуказанной квартире находились Б.Н.В., Б.Т.А. и Л.Н.Н. Все указанные лица находились в состоянии алкогольного опьянения. На лице Л.Н.Н. были следы побоев, мелкие царапины и ссадины. Л.Н.Н. пояснил, что у него с Б.А.Н. произошла драка, после которой он взял нож и нанес Б.А.Н. в тамбуре клинком ножа два удара в область груди. От указанных ударов Б.А.Н. упал на пол без признаков жизни. Б.Н.В. и Б.Т.А. подтвердили слова Л.Н.Н. На кухне он обнаружил окровавленный нож. Л.Н.Н. , Б.Н.В. и Б.Т.А. были доставлены в отдел полиции.
    том 2, л.д. 2-5,
    Согласно исследованным судом в порядке ч.1 ст. 281 УПК РФ показаниям допрошенного в качестве свидетеля <данные изъяты> Б.Е.В. следует, что последний дал показания, аналогичные показаниям допрошенного в качестве свидетеля – инспектора Т.В.В. и сообщил, что <дата обезличена> в <данные изъяты> часов он с инспектором Т.В.В. прибыли в <адрес обезличен>, где в тамбуре на полу обнаружили труп Б.А.В. с ножевыми ранами грудной клетки. Л.Н.Н. пояснил, что у него с Б.А.Н. произошла драка, после которой он взял нож и нанес Б.А.Н. в тамбуре клинком ножа два удара в область груди. От указанных ударов Б.А.Н. упал на пол без признаков жизни. Б.Н.В. и Б.Т.А. подтвердили слова Л.Н.Н. На лице Л.Н.Н. были следы побоев, мелкие царапины и ссадины. На кухне был обнаружен окровавленный нож. Л.Н.Н. , Б.Н.В. и Б.Т.А. были доставлены в отдел полиции.
    том 1, л.д. 245-248,
    Суд принимает показания свидетелей Т.В.В. и Б.Е.В. в качестве относимых и допустимых доказательств виновности подсудимого в совершении преступления. Показания свидетелей, получены в соответствии с требованиями УПК РФ, они последовательны и логичны, соответствуют установленным судом обстоятельствам, согласуются с показаниями Л.Н.Н. , данными им в качестве обвиняемого, подтверждаются результатами следственных действий. Один только факт службы указанных лиц в органах внутренних дел не может ставить под сомнение достоверность указанных показаний и свидетельствовать об их заинтересованности в исходе дела. Доводов в необъективности этих свидетелей стороной защиты не представлено и судом не установлено.
    Из исследованных судом в порядке ч.1 ст.281 УПК РФ показаний допрошенной в качестве свидетеля <данные изъяты> Ш.А.К. следует, что <дата обезличена> в <данные изъяты> часов по сообщению диспетчера она с фельдшером В.К.С. приехала в <адрес обезличен>. В тамбуре указанной квартиры на полу они обнаружили труп Б.А.Н. В ходе его осмотра была обнаружена колото-резаная рана в области грудной клетки слева, на уровне восьмого ребра по средней ключичной линии, других телесных повреждений выявлено не было. Рядом с трупом на полу в тамбуре была кровь. Находящиеся в квартире сотрудники полиции им пояснили, что ножевые ранения Б.А.Н. в ходе ссоры причинил Л.Н.Н.
    том №2, л.д. 68-71
    Как следует из исследованных судом в порядке ч.1 ст.281 УПК РФ показаний допрошенной в качестве свидетеля <данные изъяты> В.К.С., он дал показания, аналогичные показаниям фельдшера Ш.А.К. о том, что <дата обезличена> в <данные изъяты> часов с последней приехала в <адрес обезличен>, на полу в тамбуре квартиры они обнаружили труп Б.А.Н.с колото-резаной раной в области грудной клетки слева, на уровне восьмого ребра по средней ключичной линии, других телесных повреждений выявлено не было. Сотрудники полиции им пояснили, что ножевые ранения Б.А.Н. в ходе ссоры причинил Л.Н.Н.
    том №2, л.д. 62-65,
    Показания сотрудников скорой медицинской помощи Ш.А.К. и В.К.С. получены в полном соответствии с требованиями УПК РФ, согласуются между собой и с совокупностью других доказательств виновности подсудимого, в связи с чем принимаются судом в качестве относимых и допустимых доказательств.
    Кроме изложенных доказательств, виновность Л.Н.Н. в совершении убийства подтверждена содержанием исследованных в судебном заседании в порядке ст.285 УПК РФ протоколов следственных действий и иных документов, а именно:
    Согласно протоколу явки с повинной от <дата обезличена> Л.Н.Н. сообщил о совершенном им преступлении, указав, что в ночь на <дата обезличена> он вместе с Б.Т.А. и супругами Б. распивал спиртные напитки в <адрес обезличен> <адрес обезличен>. В ходе распития спиртных напитков между ним и Б.А.Н. произошел конфликт, в результате которого он взял в руки кухонный нож и нанес Б.А.Н. два удара данным ножом в область передней поверхности грудной клетки, после чего Б.А.Н. упал без признаков жизни на пол в тамбуре квартиры.
    том №1, л.д.42
    Протокол явки с повинной составлен в соответствии с требованиями ст. 142 УПК РФ. У суда не вызывает сомнений добровольность явки с повинной и заявления Л.Н.Н. о совершенном преступлении и достоверность пояснений Л.Н.Н. в этом протоколе о нанесении им ударов ножом в грудную клетку потерпевшего.
    Законность получения явки с повинной подтверждается исследованными судом в порядке ч.1 ст. 281 УПК РФ показаниями допрошенного в качестве свидетеля <данные изъяты> С.К.Н. о том, что <дата обезличена> около <данные изъяты> часов доставленный в отдел полиции в качестве подозреваемого в совершении убийства Л.Н.Н. пояснил, что в ночь на <дата обезличена> он вместе с Б.Т.А. и супругами Б. распивал спиртные напитки в <адрес обезличен>. В ходе распития спиртных напитков между ним и Б.А.Н. произошел конфликт, в результате которого в тамбуре квартиры Л.Н.Н. нанес Б.А.Н. клинком ножа два удара грудную клетку, от которых Б.А.Н. упал на пол без признаков жизни. Л.Н.Н. была принесена явка с повинной, которую он написал собственноручно, добровольно, без оказания на него какого либо морального и физического давления.
    том №1, л.д. 240-243,
    Суд принимает показания свидетеля С.К.Н. в качестве относимого и допустимого доказательства виновности подсудимого, поскольку они получены в соответствии с требованиями УПК РФ, последовательны и логичны, соответствуют установленным судом обстоятельствам, согласуются с показаниями Л.Н.Н. , данными им в качестве обвиняемого, подтверждаются результатами следственных действий. Один только факт службы указанного лица в органах внутренних дел не может ставить под сомнение достоверность указанных показаний и свидетельствовать о его заинтересованности в исходе дела. Доводов в необъективности указанного свидетеля стороной защиты не представлено и судом не установлено.
    При производстве проверки показаний на месте происшествия – в <адрес обезличен>, Л.Н.Н. детально воспроизвел обстановку на месте, самостоятельно продемонстрировал свои действия, направленные на причинение смерти потерпевшему, в том числе продемонстрировал механизм нанесения им ударов ножом в переднюю поверхность грудной клетки потерпевшего.
    том №1, л.д. 112-128,
    Оценивая содержащиеся в указанном протоколе пояснения Л.Н.Н. о том, что Б.А.Н. первый взял нож, которым пытался нанести ему удары, а он выбил нож у Б.А.Н. и с целью защиты нанес ему указанным ножом два удара, суд относится к ним критически, поскольку они противоречат признанным судом в качестве относимых и допустимых доказательств показаниям Л.Н.Н. , данным им при производстве допроса в качестве обвиняемого о том, что именно он (Л.Н.Н. ), разозлившись на потерпевшего и решив убить последнего, взял со стола на кухне нож, клинком которого нанес Б.А.Н. два удара в грудную клетку. Кроме того, в ходе производства дополнительного допроса Л.Н.Н. в качестве обвиняемого, последний пояснил, что в ходе проверки его показаний на месте с целью избежать уголовной ответственности, он сообщил следователю о том, что Б.А.Н. первым взял нож и пытался нанести ему удар ножом.
    В остальной части суд признает протокол проверки показаний Л.Н.Н. на месте в качестве относимого и допустимого доказательства виновности подсудимого в умышленном причинении смерти потерпевшему, поскольку в этой части протокол соответствует совокупности исследованных судом доказательств.
    Согласно содержанию протокола осмотра места происшествия от <дата обезличена>, осмотрено место преступления – тамбурное помещение квартир <номер обезличен> и <номер обезличен> <адрес обезличен>, где на полу обнаружен труп Б.А.Н. в положении «сидя», расположенный спиной к стене напротив входа в <адрес обезличен>. В ходе осмотра трупа Б.А.Н. на передней поверхности грудной клетки последнего обнаружены две косо-вертикальные веретенообразной формы раны размером 2,2х0,8 с ровными краями. На полу около трупа обнаружены пятна вещества бурого цвета. Также было осмотрено помещение <адрес обезличен>, где обнаружены и изъяты кухонный нож со следами вещества бурого цвета на лезвии; смыв вещества бурого цвета, обнаруженного на полу квартиры. С трупа Б.А.Н. изъяты предметы одежды: джемпер серый, свитер черный, майка в бело-синюю полоску (тельняшка), брюки спортивные черные, ботинки черные.
    том №1, л.д. 4-14,
    Указанный протокол следственного действия подтверждает показания подсудимого и свидетелей о месте совершения преступления.
    Из содержания протокола осмотра предметов от <дата обезличена> видно, что были осмотрены предметы, изъятые в ходе осмотра места происшествия, а также в ходе производства выемок: нож со следами вещества бурого цвета, смыв с пола вещества бурого цвета, контрольный смыв на марлевых тампонах, джемпер серый, свитер черный, майка в бело-синюю полоску, брюки спортивные черные, ботинки черные, изъятые с места происшествия; махровый халат темно-фиолетового цвета, трусы мужские белого цвета с рисунком в виде «мелкий горошек», изъятые у Л.Н.Н. ; образец крови Б.А.Н., образец крови обвиняемого Л.Н.Н.
    том №1, л.д. 198-203,
    Указанные выше следственные действия проведены с соблюдением требований УПК РФ. Зафиксированные в протоколах следственных действий сведения согласуются с другими исследованными по уголовному делу доказательствами, и в совокупности с ними подтверждают факт совершения Л.Н.Н. убийства. Протоколы в полной мере отвечают требованиям допустимости доказательств.
    Согласно справке от <дата обезличена>, выданной МУЗ <данные изъяты> <адрес обезличен>», и светокопии карты вызова скорой медицинской помощи № <номер обезличен>, <дата обезличена> в <данные изъяты> часов в результате выезда по адресу: <адрес обезличен> пациенту Б.А.Н. медицинскими работниками поставлен диагноз: <данные изъяты>
    том 2, л.д. 15-17,
    Содержание указанных медицинских документов подтверждает показания свидетелей Ш.А.К. и В.К.С. об обстоятельствах выезда ими <дата обезличена> по вызову в <адрес обезличен>, где в тамбуре указанной квартиры ими был обнаружен труп Б.А.Н.
    Кроме указанных доказательств виновность Л.Н.Н. подтверждается заключениями экспертов.
    Согласно заключению судебно-медицинского эксперта <номер обезличен> от <дата обезличена> при экспертизе трупа Б.А.Н. обнаружены следующие прижизненные повреждения:
    Слепое колото-резаное ранение (рана) передней поверхности грудной клетки слева (окологрудинная линия, 5 межреберье), проникающее в левую половину плевральной полости и полость сердечной сорочки, включающее в себя: сквозное ранение передней стенки правого желудочка, сквозное ранение межжелудочковой перегородки: кровоизлияние в левую плевральную полость (1 литр): малокровие внутренних органов; кровоизлияние под эндокард левого желудочка (пятно Минакова); острую кровопотерю, причинившее тяжкий вред здоровью, по признаку опасности для жизни и в данном конкретном случае явилось причиной смерти вследствие кровоизлияния в левую плевральную полость (1 литр) и развития острой кровопотери, что подтверждается данными исследования трупа и данными дополнительного судебно-гистологического исследования. Таким образом, указанное повреждение состоит с причиной смерти в прямой причинно-следственной связи.
    Колото-резаная рана мягких тканей на передней поверхности грудной клетки слева (по средне-ключичной линии в 7 межреберье).
    Резаная рана мягких тканей на верхней губе справа.
    Ссадина на лице слева (скуловая область).
    Оценить указанные повреждения по степени тяжести вреда, причинённого здоровью Б.А.Н., не представляется возможным ввиду того, что не ясен исход данных повреждений. У живых лиц такие повреждения, как раны мягких тканей, причиняют лёгкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья, а такое повреждение, как единичная ссадина, обычно вреда здоровью не причиняет. Эти повреждения к причине смерти отношения не имеют.
    Все эти повреждения могли возникнуть от воздействия одного колюще-режущего плоского клинкового объекта (орудия, предмета типа ножа), имевшего острие, одну острую кромку (лезвие) и противоположную тупую кромку (обух П-образного сечения). Ширина погруженной части травмирующего объекта (учитывая следовоспринимающие свойства кожи) не превышает 30 мм. Все повреждения по своим морфологическим свойствам (характер краёв ран дна ссадины) и данным судебно-гистологического исследования однотипны, поэтому определить конкретно очерёдность причинения повреждений не представляется возможным. Не исключено, что все они возникли в какой-то один короткий промежуток времени, одно за другим, (с момента начала причинения повреждений до момента смерти мог пройти промежуток времени, исчисляемый первыми минутами, десятками минут, но не более одного – трёх часов, что подтверждается степенью выраженности реактивных изменений в повреждениях, обнаруженных при судебно-гистологическом исследовании (минимальные реактивные изменения). В данный промежуток времени потерпевший мог совершать самостоятельные действия: передвигаться, кричать и т.д.
    Степень выраженности ранних трупных явлений указывает на то, что с момента смерти до момента исследования трупа прошло не менее 2 суток и не более 3 суток.
    том 1, л.д. 87-109,
    Заключением экспертизы <номер обезличен> от <дата обезличена> установлено, что каждая из ран грудной клетки, обнаруженных на теле Б.А.Н., причинена однократным поступательно-возвратным колюще-режущим воздействием плоским клинковым объектом (орудием, предметом типа ножа), имевшего острие, одну острую кромку (лезвие) и противоположную тупую кромку (обух П-образного сечения). Ширина погруженной части травмирующего объекта (учитывая следовоспринимающие свойства кожи) не превышала 30 мм. Сходство морфологических признаков группового уровня допускает вероятность образования ран от действия одного травмирующего объекта. Все исследованные раны пригодны для групповой идентификации. Возможность причинения колото-резаных ран, имевшихся в области грудной клетки Б.А.Н. клинком ножа, представленного на экспертизу (изъятого в ходе осмотра места происшествия по адресу: <адрес обезличен>), допускается.
    том №1, л.д. 227-233,
    Согласно заключению экспертизы <номер обезличен> от <дата обезличена> потерпевший Б.А.Н. имеет <данные изъяты> группу крови, Л.Н.Н. – <данные изъяты> группу крови. В произведенном на фрагмент марли смыве, ноже, паре мужских ботинок, свитере, мужском джемпере, майке, спортивных брюках, изъятых <дата обезличена> в ходе проведения осмотра места происшествия – тамбурного помещения квартир <данные изъяты> <адрес обезличен> и помещения <адрес обезличен> обнаружена кровь человека, имеющего <данные изъяты> группу крови, которая могла произойти от потерпевшего Б.А.Н.
    том №1, л.д. 210-213
    Из заключения экспертизы <номер обезличен> от <дата обезличена> видно, что на представленной для исследования одежде (джемпер серый, свитер черный, майка в бело-синюю полоску), изъятой с трупа Б.А.Н., имеется по два колото-резанных повреждения, расположенных в средней левой части передней полочки представленных предметов одежды, образованных путем прокола у тупого конца повреждения с последующим разрезом орудием с однолезвийным клинком. Ответить на вопросы, образованы ли они одним предметом или несколькими, и образованы ли они от воздействия представленного на экспертизу ножа, в категорической форме не представляется возможным, т.к. установленная совокупность совпавших признаков позволяет сделать лишь предположительный вывод о том, что указанные повреждения на представленной одежде могли быть образованы одним предметом и могли быть образованы представленным на исследование ножом, изъятым при осмотре места происшествия.
    том №2, л.д. 30-35,
    В соответствии с заключением судебной экспертизы <номер обезличен> от <дата обезличена> нож, изъятый <дата обезличена> в ходе осмотра места происшествия, изготовлен заводским способом, является ножом хозяйственно-бытового назначения и к холодному оружию не относится.
    том №2, л.д. 22-23,
    Законность изъятия предметов, необходимых для производства экспертиз, подтверждается: протоколом выемки от <дата обезличена>, протоколом выемки от <дата обезличена>, протоколом получения образцов для сравнительного исследования от <дата обезличена>.
    том 1, л.д. 79-81, 189-191, 194-197,
    Вышеназванные экспертизы проведены компетентными специалистами в экспертных учреждениях с соблюдением требований закона, выводы эксперта мотивированы и не вызывают у суда сомнений. Оснований сомневаться в достоверности заключений экспертов у суда не имеется, поскольку они в полной мере согласуются с другими исследованными доказательствами.
    В судебное заседании были исследованы медицинские документы, содержащие данные о состоянии здоровья Л.Н.Н. , а именно:
    Из содержания выписного эпикриза от <дата обезличена>, а также карты учета диспансеризации амбулаторных больных, у подсудимого Л.Н.Н. установлено наличие следующих заболеваний: <данные изъяты>
    При указанных заболеваниях Л.Н.Н. проведено лечение следующими препаратами: <данные изъяты>
    том <номер обезличен> л.д.215-218,
    Как следует из сообщения начальника ФКУЗ <данные изъяты> по <адрес обезличен>, в аптеке медицинской части указанного учреждения препаратов, которыми проведено лечение Л.Н.Н. , а также рекомендованных ему препаратов в настоящее время в наличии не имеется.
    том <номер обезличен> л.д.226,

  2. УСКА

    Часть 2:
    том < номер обезличен> л.д.226,
    Согласно показаниям допрошенного в судебном заседании лечащего врача Л.Н.Н. – <данные изъяты> Ж.К.А., со <дата обезличена> Л.Н.Н. состоит на учете с сердечными заболеваниями, ему установлены следующие диагнозы: <данные изъяты>. Л.Н.Н. проведено лечение следующими препаратами: <данные изъяты>. Л.Н.Н. по своему состоянию здоровья ежедневно нуждается в медицинской помощи, периодически он находится на стационарном лечении. Полагает, что в случае назначения Л.Н.Н. наказания в виде реального лишения свободы, при отсутствии своевременного оказания медицинской помощи у него может развить второй инфаркт. В настоящее время Л.Н.Н. н.Н. выдано направление на прохождение медицинской комиссии для решения вопроса об установлении ему инвалидности.
    Из содержания справки серии <данные изъяты>, <дата обезличена> Л.Н.Н. впервые установлена <данные изъяты> на срок до <дата обезличена>.
    том №2, л.д. 233,
    Согласно заключению медицинского освидетельствования Л.Н.Н. от <дата обезличена>, последнему выставлен диагноз: <данные изъяты> Кроме того, комиссия экспертов пришла к выводу о том, что у Л.Н.Н. имеется заболевание, включенное в Перечень заболеваний, препятствующих содержанию под стражей подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений, утвержденный Постановлением Правительства РФ от <дата обезличена> <номер обезличен> «О медицинском освидетельствовании подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» – п. 6 настоящего постановления, а также у Л.Н.Н. имеется заболевание включенное в Перечень заболеваний, препятствующих отбыванию наказания в виде лишения свободы, утвержденный Постановлением Правительства РФ от <дата обезличена> <номер обезличен> «О медицинском освидетельствовании осужденных, представляемых к освобождению от отбытия наказания в связи с болезнью» – п.п. 28,29 настоящего постановления.
    том №3, л.д. 14-16,
    Указанные выше сведения о состоянии здоровья подсудимого согласуются с другими исследованными судом доказательствами и сомнений у суда не вызывают.
    Кроме того, в судебном заседании были исследованы данные о психическом состоянии Л.Н.Н.
    Заключением судебно-психиатрической комиссии экспертов <номер обезличен> от <дата обезличена> установлено, что Л.Н.Н. каким-либо психическим расстройством не страдает и не страдал им в период инкриминируемого ему деяния. В указанный период у него не было также признаков какого-либо временного психического расстройства (нарушенное сознание, бред, галлюцинации и другая психотическая симптоматика), в том числе и патологического аффекта, действия его были целенаправленными при правильной ориентировке во времени и адекватном речевом контакте), поэтому он мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими в юридически значимый период. В настоящее время душевнобольным не является, в применении мер принудительного медицинского характера не нуждается. Может самостоятельно осуществлять свои права на защиту. Для Л.Н.Н. характерны следующие индивидуально-психологические особенности: стремление представить себя с более выгодных позиций, неискренность, асоциальная направленность поведения, эгоцентричная обидчивость, раздражительность, гиперкомпенсация агрессивности, противоречивое сочетание повышенного чувства собственного достоинства и болезненного самолюбия с подвластностью средовым влияниям, ориентировкой на мнение значимых других, незначительно ослабленный волевой самоконтроль. Эти особенности не оказывали какого-либо влияния на поведение Л.Н.Н. в исследуемой ситуации, поскольку его действия были последовательны, целенаправленны, сложно организованны. Л.Н.Н. в состоянии физиологического аффекта или ином эмоциональном состоянии, способном оказать существенное влияние на его сознание и деятельность в момент совершения инкриминируемого деяния, не находился, а находился в состоянии эмоционального возбуждения с переживанием злобы, раздражения, которое не сопровождались снижением интеллектуально-волевого контроля и не ограничивало произвольной регуляции поведения в исследуемой ситуации. Об этом свидетельствует последовательное, подробное изложение своих действий, действий потерпевшего, свидетелей до, в момент и после совершения преступления, а также отсутствие каких-либо признаков физической и психической астении.
    том №1, л.д. 179-184,
    Вменяемость подсудимого при совершении преступления, не вызывает у суда сомнений, поскольку осознанность и целенаправленность его действий подтверждается исследованными в судебном заседании доказательствами, а именно выводами вышеприведенного заключения комиссии судебных экспертов, показаниями самого подсудимого, данными им в период предварительного следствия, согласно которым он последовательно, подробно описал свои действия до, в момент и после совершения преступления, указал локализацию удара, причиненного потерпевшему. Отсутствие у последнего состояния аффекта, иных расстройств психической деятельности и болезненных состояний согласуется с исследованными доказательствами, не противоречит поведению подсудимого в судебном заседании и не вызывает у суда сомнений.
    Органами предварительного расследования Л.Н.Н. предъявлено обвинение в совершении преступления предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, – убийства, то есть умышленного причинения смерти другому человеку.
    Исследовав совокупность представленных доказательств, суд приходит к выводу, что квалификация действий Л.Н.Н. по ч. 1 ст. 105 УК РФ соответствует установленным в судебном заседании фактическим обстоятельствам дела.
    Анализ добытых доказательств позволяет суду сделать вывод, что Л.Н.Н. <дата обезличена> реализовал умысел на причинение смерти Б.А.Н., о чем свидетельствует нанесение им двух точных ударов ножом в область расположения жизненно-важных органов потерпевшего – грудную клетку. При нанесении ударов ножом умысел подсудимого был направлен именно на причинение смерти потерпевшему. Причиненные подсудимым потерпевшему повреждения состоят в причинной связи с наступлением его смерти, оцениваются как тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека, создающий непосредственную угрозу для жизни. Подсудимый действовал из личных неприязненных отношений к потерпевшему на фоне алкогольного опьянения, о чем свидетельствуют показания самого Л.Н.Н. , данные им <дата обезличена>, <дата обезличена>, <дата обезличена>, <дата обезличена> при производстве допросов в качестве обвиняемого о том, что <дата обезличена> около <данные изъяты> часов в <адрес обезличен> в ходе ссоры с Б.А.Н., сильно разозлившись на последнего решил убить его, поскольку хотел, чтобы Б.А.Н. прекратил оскорблять его и покинул его квартиру. С этой целью он нанес Б.А.Н. удар ножом в переднюю поверхность грудной клетки, после чего нанес второй удар ножом в грудную клетку, поскольку знал, что там находятся жизненно-важные органы, повреждение которых может повлечь смерть человека. Указанные показания Л.Н.Н. согласуются с показаниями свидетелей Б.Н.В. и Б.Т.А.
    Обстоятельства совершения преступления позволяют сделать вывод, что Л.Н.Н. правильно оценивал происходящее и алкогольное опьянение, в котором он находился, способствовало проявлению агрессии в возникшей конфликтной ситуации.
    С учетом изложенных обстоятельств, суд считает вину подсудимого в совершении вышеуказанного деяния доказанной и квалифицирует действия Л.Н.Н. по ч.1 ст.105 УК РФ, как убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку.
    При назначении вида и размера наказания Л.Н.Н. суд в соответствие со ст. 60 УК РФ учитывает характер и степень общественной опасности содеянного, личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие наказание, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, состояние здоровья осужденного.
    Совершенное Л.Н.Н. деяние в соответствие со ст. 15 УК РФ отнесено к категории особо тяжких преступлений.
    Отягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных ч. 1 ст. 63 УК РФ, судом не установлено.
    С учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности Л.Н.Н. , суд не находит оснований для применения к нему положений ч. 6 ст. 15 УК РФ и изменения категории совершенного им преступления на менее тяжкую.
    К обстоятельствам, смягчающим наказание, суд относит: полное признание вины, раскаяние в содеянном, явку с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, отсутствие судимостей, наличие постоянного места жительства, состояние здоровья.
    Кроме того, суд признает, что преступные действия подсудимого были спровоцированы противоправным поведением потерпевшего Б.А.Н., выразившимся в том, что последний оскорблял Л.Н.Н. нецензурной бранью, нанес ему телесные повреждения. Такое поведение потерпевшего суд расценивает как нарушение моральных норм и правил поведения в обществе, явившееся поводом для совершения преступления подсудимым, а потому, указанное обстоятельство в силу требований п. «з» ч. 1 ст. 61 УК РФ суд учитывает в качестве смягчающего наказание Л.Н.Н.
    Между тем, суд не может признать эти обстоятельства значительно уменьшающими степень общественной опасности, совершенного деяния и оснований для применения при назначении наказания положений ст. 64 УК РФ не находит.
    В качестве сведений о личности подсудимого, суд учитывает удовлетворительную характеристику по месту жительства и месту работы, а также привлечение его к административной ответственности.
    Учитывая вышеизложенное, суд приходит к выводу о том, что в целях обеспечения достижения целей наказания – восстановления социальной справедливости, исправления Л.Н.Н. , подсудимому следует назначить наказание только в виде реального лишения свободы с учетом требований ч. 1 ст. 62 УК РФ.
    Суд считает возможным исправление Л.Н.Н. при исполнении в отношении него основного наказания в виде лишения свободы и приходит к выводу о возможности дополнительное наказание в виде ограничения свободы ему не назначать.
    Учитывая заключение медицинского освидетельствования от <дата обезличена>, согласно которому у Л.Н.Н. имеется заболевание, включенное в Перечень заболеваний, препятствующих содержанию под стражей подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений, утвержденный Постановлением Правительства РФ от <дата обезличена> <номер обезличен> «О медицинском освидетельствовании подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», а также заболевание, включенное в Перечень заболеваний, препятствующих отбыванию наказания, утвержденный Постановлением Правительства РФ от <дата обезличена> <номер обезличен> «О медицинском освидетельствовании осужденных, представляемых к освобождению от отбытия наказания в связи с болезнью», принимая во внимание обстоятельства совершенного преступления, сведения о личности подсудимого, совокупность смягчающих наказание подсудимого обстоятельств, мнение потерпевшей, которая просила не лишать Л.Н.Н. свободы, руководствуясь принципом справедливости, суд приходит к выводу о возможности исправления подсудимого без реального отбывания им наказания, полагает возможным назначить ему наказание с применением ст.73 УК РФ – условно с испытательным сроком, с возложением на него обязанностей в соответствии с ч.5 ст.73 УК РФ.
    Согласно ч. 5 ст. 73 УК РФ обязать условно осужденного Л.Н.Н. в период испытательного срока не менять постоянного места жительства и не покидать пределы территории муниципального образования – <адрес обезличен> без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденных, находиться по месту жительства с 23.00 часов до 06.00 часов, кроме случаев, связанных с получением медицинской помощи, являться на регистрацию в указанный орган 2 раза в месяц.
    Определяя размер испытательного срока, необходимого Л.Н.Н. для того, чтобы он своим поведением доказал свое исправление, суд исходит из требований ч.3 ст.73 УК РФ.
    На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 307, 308, 309 УПК РФ, суд
    П Р И Г О В О Р И Л:
    Признать Л.Н.Н. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, и назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок 6 (шесть) лет без ограничения свободы.
    На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание считать условным с установлением Л.Н.Н. испытательного срока в 5 (пять) лет.
    Согласно ч. 5 ст. 73 УК РФ обязать условно осужденного Л.Н.Н. в период испытательного срока не менять постоянного места жительства и не покидать пределы территории муниципального образования – <адрес обезличен> без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденных, находиться по месту жительства с 23.00 часов до 06.00 часов, кроме случаев, связанных с получением медицинской помощи, являться на регистрацию в указанный орган 2 раза в месяц.
    Меру пресечения Л.Н.Н. до вступления приговора в законную силу оставить прежней – подписку о невыезде и надлежащем поведении.
    Вещественные доказательства – <данные изъяты> по вступлении приговора в законную силу уничтожить.
    Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в _____ областной суд в течение 10 суток со дня его провозглашения, а осужденным в тот же срок со дня вручения копии приговора. В случае подачи апелляционной жалобы, осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции. Стороны вправе подать ходатайство об ознакомлении с протоколом судебного заседания в течение 3 суток со дня окончания судебного заседания.
    Судья: подпись.
    Приговор в апелляционном порядке обжалован не был и вступил в законную силу “дата обезличена”
    “Согласовано” “дата обезличена” Судья:

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*