Login

Lost your password?
Don't have an account? Sign Up

Принципы осуществления защиты адвокатом по ст.ст. 228 УК РФ и 228.1 УК РФ.

uporovЗащита по уголовному делу – это очень тяжелый труд и большая работа и, на мой взгляд, она требует не только опыта и знаний, но и человечности, общения.

Кроме адвокатов защитить людей, попавших в неприятности НЕКОМУ, так как весь механизм государственной правоохранительной системы имеет явный репрессивный характер.

Не так давно адвокаты Урало-Сибирской коллегии адвокатов работали по очень серьезному делу, по которому, если не изменяет память, около 90 килограмм синтетических наркотиков было заложено в разных субъектах РФ.

Поработав некоторое время, мы поняли, что, скорее всего не сможем помочь эффективно защитить наших доверителей, так как мы – РАЗНЫЕ ЛЮДИ.

Фантазийность и неадекватность подзащитных – восприятия РЕАЛЬНЫХ СОБЫТИЙ зашкаливало!

Наши подзащитные не могут ОЦЕНИТЬ ситуацию и живут в своём внутреннем мире, своими фантазиями, надеясь, что если пойдут на «попятную» и будут говорить, что отношения к сбыту наркотиков не имеют, им все сойдет с рук и они не будут осуждены, или в крайнем случае будут осуждены условно!

Но ведь чудес не бывает и санкции части 5 ст. 228.1 УК РФ предполагают уголовное наказание за совершенное преступление, вплоть до пожизненного лишения свободы!

А как быть? Имел место подписанный ими же протокол допроса (пусть даже и без адвоката), в котором самостоятельно и добровольно эти люди указали сотрудникам УФСКН – субъекты РФ, где можно обнаружить крупные закладки наркотиков. Любому понятно, что человек, не имеющий отношения к наркотикам и их сбыту, априори не может знать где они находятся, тем более в других субъектах РФ.

Адвокаты, ведущие работу по делу,  объясняли клиентам со ссылками на нормы Уголовного кодекса ошибочность выбранной позиции и невозможность эффективной защиты при избранной тактике «страуса», когда кажется голова то спрятана, а хвост и перья – наружу торчат!

Что это дает? Дальнейшая работа с этими подзащитными бесперспективна, так как эффективно защитить интересы клиента невозможно, а поддерживать эфемерность и ПОДТВЕРЖДАТЬ заблуждение наших клиентов, наивно полагающих, что НЕ ПОНЕСУТ уголовную ответственность за совершенное преступление, было бы верхом лицемерия. Стороны, пришли к обоюдному решению о расторжении соглашения на защиту и адвокаты УСКА – перестали работать по данному делу.

Одним из основных принципов является взаимопонимание адвоката, ведущего работу по делу и самого клиента, так как, если мы смотрим в разные стороны, и не можем найти консенсуса – невозможно выстроить эффективную линию защиты.

Вторым немаловажным принципом является желание помочь людям. Мы помогаем клиентам в защите их интересов по уголовным и не только делам и в профессиональном плане делаем все возможное для положительного исхода ситуации.

Если мы видим, что наши советы не приносят клиентам пользы, то грош нам цена. Быть статистом, а не реальным защитником – неинтересно, а вот оказывать реальную помощь, да – это уже совсем другое дело.

Не скрываю, что нас – адвокатов за такую принципиальную позицию могут ненавидеть и ненавидят многие, так как большинство сотрудников правоохранительных органов, МВД, УФСКН, расследующих преступления, привыкло к стандартной линии поведения защитников, которые сидят, слушают и механически подписывают то, что подготовлено следователями.

 Да, пусть тогда мы плохие адвокаты, потому что говорим правду, а не вводим в стану грез клиентов.

Пусть я – плохой адвокат, потому что не подписываюсь где угодно, а  предлагаю следствию выполнять определенные действия для того, чтоб докопаться до истины и понять обоснованность инкриминируемых моему клиенту статей Уголовного кодекса, в то время, как  правоохранительные органы сетуют на сроки и желание скорее материал по уголовному делу направить в суд, зачастую не разобравшись – совершил ли человек данное преступное деяние, а если и совершил, то по какой статье Уголовного кодекса.

Так, простите, а за что судить человека, если он к этому преступлению отношения не имеет, а его пытаются осудить по статье Уголовного кодекса, которая не относятся к его реальному деянию?

 Доходит до скандалов, пишутся жалобы в наш адрес, подставляют всячески, но благодаря таким титаническим усилиям, а не бесполезности,  может решиться участь человека, попавшего в этот огромный государственный механизм  репрессивных мер.

 Хотел еще обратить внимание, что с детства, а мне 48 лет, я считал слово «полиция» наполненным глубоко отрицательным смыслом, так как,  допустим, во время Великой Отечественной войны, предателей – тех, кто служил немцам на захваченных оккупированных территориях звали «полицейскими».

Но в то же время, повзрослев, я поступил на службу в органы внутренних дел и посвятил работе в органах, практически четверть века, получив звание полковника и достойно уйдя в отставку.

 Так вот уходя, я надеялся, что лучшие советские традиции останутся. Правоохранительные органы будет работать лучше, «совковое», «наносное», «галочное» будет упразднено, уйдут пережитки времен, когда виноват или нет  человек, его все равно судили. Наивно полагал, что 37-й год закончился и канул в лету.

Однако в целом в политике правоохранительных органов, я не вижу серьезных перемен, что лично меня зачастую расстраивает.

После переименования и реорганизации милиции в полицию, лучшие кадры, имеющие огромный опыт ушли, и осталась молодежь. Мне нравится молодежь, яркие, талантливые люди, но опыта, к сожалению, не хватает, а с них требуют раскрытие преступлений, показателей в работе, которых зачастую нет.

За цифрами теряется смысл работы правоохранительных органов и вместо защиты интересов граждан нашей страны, они показывают «нужность» своей работы, хотя на самом деле как многим известно, зачастую – толку нет никакого.

Возбуждаются уголовные дела по несуществующим преступлениям, это чаще всего касается ст. 228.1 УК РФ и в результате полицейских провокаций, гражданину вместо употребления наркотиков инкриминируется сбыт наркотических веществ, а правоохранительные органы рапортуют «наверх» и сообщают в средства массовой информации о раскрытии тяжкого преступления.

А вот о вопросах декриминализации ст. 228 УК РФ в случаях употребления наркотических веществ для себя, государство предпочитает не замечать очевидного и направляет в места лишения – молодежь, употребляющую в том числе и легкие наркотики. 2 -3 года лишения свободы за сигарету с марихуаной, на мой взгляд – явный перебор, но тем не менее, лавина таких уголовных дел накрыла нашу страну. Наркополицейские, сотрудники полиции не успевают ставить «галки» в графах «раскрытие преступлений», направляя в суд подобного рода уголовные дела.

Хотелось бы верить, что наступит день, когда на предварительном следствии и в суде доводам адвокатов будет уделяться должное внимание, так как на сегодняшний день, к сожалению, ярко выражен только обвинительный уклон, что довольно усложняет процесс защиты.

Общеизвестна статистика вынесения оправдательных приговоров в современной России – 0,8 % смехотворна низка. Реально получается ведь так, что человек попавший под уголовный суд с вероятной долей в более чем 99 процентов, виноват/невиноват будет – ОСУЖДЕН!

Подводя итог, можно сказать, что честный и ответственный подход к своему ремеслу, эффективность принимаемых способов защиты, зависят в большой мере от доверия и взаимопонимание между защитником и его клиентом. Если такого понимания сторон – нет, то на мой взгляд, лучше расстаться.

Записано со слов адвоката Упорова Игоря Николаевича, адвокатом Синициной Юлией Ильиничной, Урало-Сибирская коллегия адвокатов Свердловской области.

One comment

  1. УСКА

    Добрый день, друзья.
    Еще раз прочитал статью и понял, что развитие адвокатов нашей коллегии идет верным путем: ПРАВДУ – клиентам, ФАНТАЗИИ – в сторону, ведем РЕАЛЬНУЮ и ЭФФЕКТИВНУЮ работу по тяжким статьям Уголовного кодекса России и защищаем интересы наших доверителей.
    Только – вперед!

    С уважением, адвокат Упоров И.Н., президент Урало-Сибирской коллегии адвокатов.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*