Login

Lost your password?
Don't have an account? Sign Up

Прекращено дело при отказе водителя от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч.1 с. 12.26 КоАП РФ, прекращено за отсутствием состава административного правонарушения.

При рассмотрении дела об отказе водителя от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения суд установил, что лицо, в отношении которого велось производство по делу об административном правонарушении, транспортным средством не управляло.

Кроме того, судом установлено нарушение инспектором ДПС ГИБДД порядка направления на медицинское освидетельствование.

One comment

  1. Admin

    П О С Т А Н О В Л Е Н И Е
    о прекращении производства по делу
    об административном правонарушении
    г. Екатеринбург (Дата изъята)
    Судья Екатеринбургского гарнизонного военного суда Шаргородский И.Г., при секретаре Пулявиной Е.С., с участием должностного лица, составившего протокол об административном правонарушении, инспектора ДПС полка ДПС ГИБДД УВД по МО «Город Екатеринбург» рядового милиции Большедворова А.Н., лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, Б. рассмотрев дело об административном правонарушении, предусмотренном ч.1 ст. 12.26 КоАП РФ, Б. (персональные данные изъяты),
    У С Т А Н О В И Л:
    Согласно протоколу об административном правонарушении в 1 час 25 минут 14 апреля 2011 года Б., управлявший в Екатеринбурге автомобилем … , государственный регистрационный знак … , вблизи дома 19 по улице Симферопольской не выполнил законного требования сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.
    Основанием направления Б. на медицинское освидетельствование, как следует из протокола, явилось наличие у названного лица признаков опьянения: неустойчивость позы, запах алкоголя изо рта, нарушение речи.
    Инспектором дорожно-патрульной службы отказ Б. от прохождения медицинского освидетельствования расценен как административное правонарушение, предусмотренное ч.1 ст. 12.26 КоАП РФ.
    В качестве доказательств, подтверждающих совершение Б. данного правонарушения и его виновность, органом ГИБДД в суд представлены протокол об административном правонарушении, акты об отстранении названного лица от управления транспортным средством и освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, протокол о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, объяснения граждан М. и В., выступивших в ходе производства по делу об административном правонарушении понятыми, рапорты инспекторов ДПС Большедворова и Олейникова.
    При рассмотрении дела Б. показал, что действительно в ночь с 13 на 14 ноября 2011 года у родственников, проживающих в доме 18 по улице Дорожной в Екатеринбурге, употреблял спиртное. Около одного часа этих суток он вышел к припаркованному у этого дома своему автомобилю за сигаретами. Когда он разместился в машине к нему подошел инспектор ДПС и потребовал пройти к патрульному автомобилю.
    Инспекторами он был обвинен в том, что управлял транспортным средством в состоянии опьянения. Детальных подробностей общения с инспекторами он не помнит.
    Родственники, обеспокоенные его длительным отсутствием, позвонив ему выяснили причину задержки. Выйдя на улицу его супруга, сестра и муж последней стали выяснять у инспекторов причину задержания.
    На месте разбирательство было завершено эвакуацией автомобиля и его доставлением в отдел внутренних дел.
    Присутствия понятых при направлении на медицинское освидетельствование он не помнит.
    Заслушав объяснения Б. и Большедворова, показания свидетелей, исследовав представленные в деле протоколы, акты и иные материалы, прихожу к следующему выводу.
    Объективная сторона вмененного Б. правонарушения заключается в невыполнении водителем законного требования сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.
    В числе прочих обстоятельств по этому делу должно быть установлено, что Б. управлял транспортным средством и, будучи остановленным, не выполнил предъявленное в соответствии с законом и установленной процедурой требование уполномоченного лица пройти медицинское освидетельствование.
    Выше указано, что управление транспортным средством Б. отрицает. При этом он показал, что приехал к родственникам в двадцать первом часу 13 апреля 2011 года.
    Движение он осуществлял по улице Дорожной и, выполнив по той же улице поворот в направлении района «УНЦ», припарковал автомобиль на обочине вблизи дома № 18. На указанном месте его автомобиль оставался до момента эвакуации.
    Из протокола об административном правонарушении, протокола об отстранении от управления транспортным средством, акта освидетельствования на состояние опьянения, протокола о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, рапортов инспекторов Большедворова и Олейникова усматривается, что Б., управлявший автомобилем …, государственный регистрационный знак … , был остановлен у дома № 19 по улице Симферопольской в Екатеринбурге, расположенного непосредственно у проезжей части дороги по улице Дорожной.
    Большедворов в объяснении, а свидетель Олейников и Обоскалов (сотрудники полиции) в показаниях сообщили, что в начале второго часа 14 апреля 2011 года выехав из 32 военного городка Екатеринбурга на улицу Дорожная, они продолжили движение к перекрестку указанной улицы с улицей Полисадной.
    Их внимание привлек двигавшийся во встречном направлении по улице Дорожной автомобиль …
    В целях проверки они остановились, инспектор Большедворов вышел из салона и напротив дома 19 по улице Симферопольской остановил Б. В связи с наличием у Б. признаков опьянения: запах алкоголя изо рта, неустойчивость позы, нарушение речи, названному лицу было предложено пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения.
    В присутствии понятых Б. от прохождения освидетельствования отказался.
    Также в присутствии понятых Б. отказался и от прохождения медицинского освидетельствования, на которое он был направлен установленным порядком.
    Кроме того, инспекторы Большедворов, Олейников и Обоскалов показали, что для поиска понятых на патрульном автомобиле они проехали по улице Дорожной от дома № 19 улицы Симферопольской к перекрестку с улицей Полисадной (дом № 25 улицы Симферопольской), где непосредственно составляясь все протоколы и акты.
    Между тем, несмотря на общее соответствие показаний названных инспекторов, считаю необходимым отметить противоречия, представляющиеся значимыми для разрешения дела.
    Инспектор Большедворов пояснил, что решение об остановке автомобиля Б. при патрулировании было принято потому, что движение этого транспортного средства было не прямолинейным.
    Инспектор Олейников показал, что такое решение было принято в связи с наличием ориентировки об угоне схожего автомобиля. Большедворов показал, что, выйдя из патрульного автомобиля, он остановил Б. поднятием жезла, патрульное транспортное средство дополнительно не обозначалось.
    Олейников показал, что при остановке им как водителем были включены проблесковые маячки.
    Допрошенный в качестве свидетеля М. показал, что во втором часу 14 апреля 2011 года он был остановлен инспектором ДПС на перекрестке улиц Дорожной и Полисадной и привлечен в качестве понятого.
    В его присутствии и присутствии второго приглашенного понятого, инспектор предложил Б. проехать к «доктору» для освидетельствования. На это Б. заявил об отказе. После подписания протоколов и объяснений он продолжил свой путь. Вся процедура заняла не более 3 – 4 минут.
    Свидетель К. показал, что в ночь с 13 на 14 апреля 2011 года он охранял автомобильную стоянку, расположенную у дома № 25 по улице Симферопольской в Екатеринбурге у пересечения улиц Дорожной и Полисадной.
    Около 2 часов 14 апреля 2011 года он видел, как три сотрудника ДПС ГИБДД проводили с Б. разбирательство. Рядом с ними у патрульного автомобиля находились две женщины и один военнослужащий.
    Одна из женщин была с коляской.
    Автомобиль … был припаркован на обочине проезжей части дороги по улице Дорожной вблизи помещения контрольно-пропускного пункта, находящегося у дома № 18 по улице Дорожной, и обращен в направлении микрорайона «УНЦ».
    Автомобиль ДПС был обращен в противоположном направлении и припаркован у охраняемой им стоянки.
    Свидетель Н. показал, что вечером 13 апреля 2011 в общежитии (дом № 18 по улице Дорожной) он с супругой принимал в гостях сестру последней – супругу Б.
    Б. пришел в гости в двадцать первом часу этих суток. В первом часу 14 апреля 2011 года Б. пошел к машине за сигаретами.
    Беспокоясь длительным отсутствием Б. они позвонили и выяснили, что последний разбирается с сотрудниками ГИБДД.
    Выйдя на улицу, они обнаружили Б. в патрульном автомобиле.
    Автомобиль Б. был припаркован на обочине проезжей части дороги по улице Дорожной вблизи помещения контрольно-пропускного пункта, находящегося у их общежития.
    Этот автомобиль был обращен в направлении микрорайона «УНЦ».
    Патрульный автомобиль был обращен в противоположном направлении.
    Приведенным доказательствам считаю необходимым дать следующую оценку.
    Прямыми доказательствами управления Б. транспортным средством являются только объяснение Большедворова, показания Олейникова и Обоскалова – инспекторов ДПС.
    Эти доказательства, невзирая на общую согласованность, содержат противоречия относительно причины и способа остановки Б.
    При этом следует отметить, что Большедворов, при достоверности показаний Олейникова, не мог не заметить включения в ночное время проблесковых маячков, однако в суде показал о том, что маячки не включались.
    Утверждение же Олейникова о том, что в ночное время на неосвещенном участке при движении во встречных направлениях он на ходу определил модель автомобиля также сомнительно. Несогласованность в этих деталях требует тщательной проверки и оценки вышеуказанных заявлений инспекторов.
    Свидетель Н. и Б. показали, что последний вышел к автомобилю только за сигаретами. Автомобиль Б. во время разбирательства был припаркован на обочине у КПП рядом с домом № 18 по улице Дорожной и направлен в сторону «УНЦ». КПП расположено напротив дома № 25 по улице Симферопольской (через проезжую часть улицы Дорожная).
    О том, что автомобиль Б. был расположен в указанном месте и обращен в таком направлении, показали также свидетели М. и К. Все инспекторы ДПС сообщили, что автомобиль Б. после остановки до эвакуации не перемещался.
    При таких данных суд находит опровергнутым утверждения инспекторов ДПС, данные протоколов и актов о том, что Б. был остановлен на улице Дорожной напротив дома № 19 по улице Симферопольской. Между домом № 25 и домом № 19 по улице Симферопольской находятся еще многоквартирные дома № 24 и № 19 «а». Следовательно, Б. остановился у КПП: напротив дома № 18 по улице Дорожной с одной стороны и дома № 25 по улице Симферопольской – с другой.
    Разбирая поведение Б. суд не находит у него резона осуществлять движение по улице Дорожной за вышеуказанное КПП в направлении микрорайона «УНЦ». Состояние проезжей части дороги в указанном направлении крайне неудовлетворительно, о чем дали показания все участники судебного заседания.
    В этом направлении по близости не расположено ни одной стоянки. Такие стоянки расположены в непосредственной близости от места фиксации автомобиля Б. Более того, Б. проживает в доме … по улице Современников (в десяти минутах ходьбы в противоположном направлении).
    Следовательно, если бы он на автомобиле направился домой, ему следовало бы развернуться от КПП.
    Более того, по делу бесспорно установлено, что к месту разбирательства через незначительное время совместно прибыли свидетель Н. с супругой, супруга Б. с коляской и ребенком.
    Это свидетельствует о том, что Б. находился в гостях у родственников вместе с супругой и ребенком.
    Никакой мотивации оставлять супругу и ребенка у родственников у него не было. Это подтверждает объяснение Б. о том, что к автомобилю он вышел только за сигаретами.
    Доказательств, опровергающих такое утверждение, по мнению председательствующего, нет.
    Заявление инспекторов о том, что Б. управлял транспортным средством не подтверждено, а, напротив, является опровергнутым вышеприведенными доказательствами: объяснением Б., показаниями свидетелей Н., К. и М.
    Направление Б. на медицинское освидетельствование на состояние опьянения считаю не основано на законе еще и в связи с допущенным нарушением порядка такого направления.
    Согласно пункту 10 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2008 года № 475, водитель подлежит направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения: при отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, при несогласии с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, при наличии достаточных оснований полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения.
    Перед освидетельствованием на состояние алкогольного опьянения должностное лицо информирует освидетельствуемого водителя о порядке освидетельствования с применением технического средства измерения, целостности клейма государственного поверителя, наличия свидетельства о поверке или записи о поверке в паспорте технического средства измерения (пункт 6 Правил).
    Из акта освидетельствования на состояние алкогольного опьянения видно, что данные о техническом средстве измерения в акт внесены не были и, следовательно, требования пункта 6 Правил инспектор Большедворов не выполнил.
    Запись в акте о том, что Б. отказался пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения отсутствует.
    Результаты освидетельствования в акте не отражены. В связи с этим выполненная инспектором Большедворовым запись о том, что Б. «не согласен» с результатами освидетельствования на состояние опьянения какого-либо значения для разрешения настоящего дела не имеет.
    Допрошенный свидетель М., являвшийся понятым при совершении Большедворовым процессуальных действий, при рассмотрении дела показал, что в его присутствии Б. предлагалось проехать «к доктору» и последний от этого отказался.
    Это указывает на то, что оснований для направления Б. на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, исчерпывающий перечень которых определен пунктом 10 Правил, не имелось.
    Таким образом, прихожу к выводу, что Б. транспортным средством не управлял. Оснований для направления его на медицинское освидетельствование на состояние опьянения не имелось.
    Следовательно, требование инспектора ДПС Большедворова о прохождении медицинского освидетельствования является незаконным.
    Состав административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст. 12.26 КоАП РФ, в действиях Б. отсутствует и дело подлежит прекращению.
    Руководствуясь ст.ст. 24.5 и 29.10 КоАП РФ,
    П О С Т А Н О В И Л:
    Прекратить производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч.1 ст. 12.26 КоАП РФ, в отношении Б. по основанию, предусмотренному п.2 ч.1 ст. 24.5 того же Кодекса, то есть за отсутствием состава административного правонарушения.
    По вступлению постановления в законную силу водительское удостоверение на имя Б. серии … номер … возвратить названному лицу.
    Постановление может быть обжаловано в Уральский окружной военный суд в течение десяти суток со дня вручения (получения) копии постановления.
    Судья Екатеринбургского
    гарнизонного военного суда И.Г. Шаргородский

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*