Login

Lost your password?
Don't have an account? Sign Up

Нарушение следователем уголовно-процессуального закона повлекло признание части доказательств недопустимыми.

Внимание, “Удобные” понятые!

Нарушение следователем уголовно-процессуального закона повлекло признание части доказательств недопустимыми.

 При рассмотрении уголовного дела по ходатайству защитника суд проверил законность участия в ходе предварительного расследования понятых.

Допросом потерпевшего и свидетелей, анализом истребованных документов суд установил, что лица, указанные в протоколах следственных действий в качестве понятых, фактически являлись дознавателями воинской части и были прикомандированы к участку военного следственного отдела.

One comment

  1. Admin

    П О С Т А Н О В Л Е Н И Е
    г.Екатеринбург (Дата изъята)
    Екатеринбургский гарнизонный военный суд под председательством заместителя председателя суда подполковника юстиции Шаргородского И.Г., при секретаре Кузнецовой Е.А., с участием государственного обвинителя – помощника военного прокурора Екатеринбургского гарнизона – подполковника юстиции Чернышева С.В., подсудимого Б., защитника – адвоката Бушухина Д.Н., а также потерпевшего Б. в открытом судебном заседании рассматривая уголовное дело по обвинению Б. в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч.3 ст. 286 и ч.1 ст. 119 УК РФ,
    У С Т А Н О В И Л:
    В ходе судебного заседания защитник заявил ходатайство о признании недопустимыми следующих доказательств, полученных в ходе предварительного следствия:
    – протокола допроса свидетеля П. (т.1, л.д.133-135);
    – протокола следственного эксперимента с участием свидетеля П. (т.1, л.д. 194-201);
    – протокола допроса свидетеля Б. (т.1, л.д. 136-138);
    – протокола следственного эксперимента с участием свидетеля Б. (т.1, л.д. 189-193);
    – протокола допроса свидетеля И. (т.1, л.д. 140-142);
    – протокола следственного эксперимента с участием свидетеля И. (т.1, л.д. 183-198);
    – протокола допроса потерпевшего Б. (т.1, л.д. 128-131);
    – протокола следственного эксперимента с участием потерпевшего Б. (т.1, л.д. 162-182).
    Обосновывая данное ходатайство, защитник указал, что руководителем военного следственного отдела по Екатеринбургскому гарнизону производство предварительного следствия по уголовному делу было поручено старшему следователю отдела старшему лейтенанту юстиции Надырову.
    В месте с тем, в судебном заседании свидетель П. показал, что его допрос и эксперимент с его участием проводил прикомандированный к военному следственному отделу дознаватель войсковой части 00000 Ефимов.
    Надыров в производстве этих следственных действия участия не принимал.
    Кроме того, по утверждению П., все следственные действия с ним были выполнены в один день, а протоколы допроса и следственного эксперимента, обратил внимание защитник, датированы разными числами.
    Более того, фактически проводивший следственный эксперимент Ефимов, указан в протоколе данного следственного действия в качестве понятого.
    Аналогичные нарушения были допущены при выполнении следственных действий с участием свидетелей П. и Б. Потерпевший Б., по заявлению защитника, 30 июля 2007 года не мог быть допрошен следователем Надыровым в помещении участка военного следственного отдела, поскольку в это время находился на стационарном лечение в травматологическом отделении 000 окружного военного клинического госпиталя.
    Подсудимый ходатайство защитника поддержал.
    Государственный обвинитель и потерпевший своего мнения относительно ходатайства защитника выразить не пожелали.
    Разрешая ходатайство защитника, суд пришел к следующим выводам.
    Согласно исследованным в судебном заседании протоколам допросов потерпевшего Б., свидетелей П., Б. и И. и протоколам следственных экспериментов, произведенных с участием тех же лиц, все эти следственные действия были выполнены следователем Надровым:
    – допрос Б. 30 июля 2008 года с 10 часов 20 минут до 11 часов 25 минут в служебном кабинете;
    – допрос П. 4 августа 2008 года с 11 часов 05 минут до 12 часов 02 минут;
    – допрос Б. 4 августа 2008 года с 14 часов 15 минут до 15 часов 03 минут;
    – допрос И. 6 августа 2008 года с 10 часов 05 минут до 10 часов 53 минут;
    – следственный эксперимент с участием Б. при понятых Сычеве и Ефимове 21 августа 2008 года с 14 часов 10 минут до 14 часов 40 минут;
    – следственный эксперимент с участием И. при понятых Сычеве и Ефимове 21 августа 2008 года с 15 часов 10 минут до 15 часов 40 минут;
    – следственный эксперимент с участием Б. при понятых Сычеве и Ефимове 21 августа 2008 года с 16 часов 10 минут до 16 часов 40 минут;
    – следственный эксперимент с участием П. при понятых Сычеве и Ефимове 21 августа 2008 года с 17 часов 10 минут до 17 часов 40 минут.
    Допрошенные в судебном свидетели П., И. и Б. показали, что указанные в протоколах следственных экспериментов в качестве понятых Сычев и Ефимов являются офицерами – дознавателями войсковой части 00000 и в течение всей своей службы были фактически прикомандированы к участку военного следственного отдела по Екатеринбургскому гарнизону в 32 военном городке, которым руководил Надыров.
    По делу Б. они были допрошены Ефимовым. Им же производились и следственные эксперименты.
    Надыров в выполнении этих следственных действий участия не принимал, прав и обязанностей им не разъяснял.
    Этими свидетелями показано, с конца июля до 23 августа 2008 года они находились на … полигоне в Челябинской области.
    С полигона в Екатеринбург по вызову следователя они убыли только в 5 часов 23 августа 2008 года и находились в указанном городе до 4 сентября.
    Все допросы и следственные эксперименты Ефимов выполнил с ними в один день в период нахождения в Екатеринбурге.
    Ни 6, ни 21 августа 2008 года следственных действий с их участием не выполнялось.
    Потерпевший Б. показал, что с 8 июля до 1 августа 2008 года он находился на стационарном лечении в травматологическом отделении 000 окружного военного клинического госпиталя.
    До момента выписки пределы госпиталя он не покидал.
    В период нахождения на лечении в госпитале он допрашивался дознавателем Ефимовым по данному делу и протокол допроса писался от руки.
    Следователь Надыров 30 июля 2008 года его не допрашивал. Протокол же допроса Б. от 30 июля 2007 года, как видно из дела, выполнен следователем Надыровым с применением оргтехники печатным способом.
    Убывая в августе 2008 года в отпуск по болезни, он по просьбе Надырова подписал множество протоколов, не вдаваясь в их содержание. Нахождение Б. на лечении в указанный период подтверждено представленной в деле копией истории болезни.
    Выясняя причины и условия, способствовавшие совершению преступлений, и проверяя допустимость доказательств, суд по своей инициативе допросил в качестве свидетеля командира войсковой части 00000 М.
    Названный свидетель показал, что в течение 2007 и 2008 годов офицеры части Ефимов и Сычев постоянно были прикомандированы сначала к прокурорско-следственному участку военной прокуратуры Екатеринбургского гарнизона в 32 военном городке Екатеринбурга, а с момента создания к участку военного следственного отдела по Екатеринбургскому гарнизону в распоряжение следователя Надырова.
    Ефимов и Сычев по штатным должностям являлись заместителями командиров подразделений по воспитательной работе первого мотострелкового батальона вверенной ему части – батальона, заместителем командира которого является подсудимый Б.
    Данным свидетелем при допросе были представлены установочный приказ по части, согласно приложению к которому офицеры Ефимов и Сычев были назначены дознавателями, а также письма военных прокуроров Екатеринбургского гарнизона Ф. и Л., руководителя военного следственного отдела по Екатеринбургскому гарнизону Н. из которых следует, что Ефимов и Сычев неизменно ежеквартально направлялись в гарнизонный следственный орган в качестве дознавателей.
    Также свидетель М. показал, что 21 августа 2008 года явилось днем важного этапа учений. П., И. и Б. в течение всего этого дня находились на … учебном центре.
    Кроме того, председательствующий информировал стороны о том, что 17 ноября 2008 года под его председательством завершено рассмотрение уголовного дела в отношении В. и Л.
    При рассмотрении того дела исследовался протокол следственного эксперимента с участием Л., выполненный следователем Надыровым при понятых Сычеве и Исмагилове 21 августа 2008 года с 14 часов 10 минут до 14 часов 34 минут, то есть в одно и то же время, что и эксперимент с участием потерпевшего Б. по данному делу.
    Суд считает, что при выполнении указанных следственных экспериментов по делу Б. следователь нарушил положения ч.1 и п.3 ч.2 ст. 60 УПК РФ.
    Не являются допустимыми доказательствами и упомянутые протоколы допросов потерпевшего и свидетелей, поскольку они выполнены не надлежащим процессуальным лицом, что следует из показаний допрошенных и эти показания ничем не опровергнуты.
    Очевидной является и «подгонка» следователем Надыровым указанного в протоколах времени выполнения следственных действий.
    В соответствии со ст. 75 того же Кодекса эти обстоятельства влекут признание протоколов этих следственных экспериментов и допросов недопустимыми доказательствами.
    Руководствуясь ст. 235 УПК РФ, военный суд
    П О С Т А Н О В И Л:
    Ходатайство защитника удовлетворить.
    Признать недопустимыми доказательствами и исключить их из числа доказательств:
    – протокол допроса свидетеля П. (т.1, л.д.133-135);
    – протокол следственного эксперимента с участием свидетеля П. (т.1, л.д. 194-201);
    – протокол допроса свидетеля Б. (т.1, л.д. 136-138);
    – протокол следственного эксперимента с участием свидетеля Б. (т.1, л.д. 189-193);
    – протокол допроса свидетеля И. (т.1, л.д. 140-142);
    – протокол следственного эксперимента с участием свидетеля И. (т.1, л.д. 183-198);
    – протокол допроса потерпевшего Б. (т.1, л.д. 128-131);
    – протокол следственного эксперимента с участием потерпевшего Б (т.1, л.д. 162-182).
    Заместитель председателя суда И.Г. Шаргородский

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*